дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Три курдонёра Петроградской стороны

19 October 2018

Достаточно часто, приезжая ли в новый город, или в те места, исторические центры которых были исхожены вдоль и поперек, я стараюсь найти новые районы, локальные кафе или самые неочевидные локации, о которых не будет справки в путеводителе. Интересно все, и архитектура конструктивизма, и деревянные двери прошлого века, и эклетические элементы, чтобы смотреть и удивляться - как такое можно было создать?

А потом я поняла, что не смотря на то, сколько мне приходится ходить пешком по городу, в котором живу, сколько я читала про его достопримечательности и историю, знаю и замечаю я ничтожно мало. Свернуть на незнакомую улицу и попасть в другой мир - это про Петербург. И вроде уже составленная карта практически исчезает, потому что если посмотреть наверх, то тот или иной дом уже не кажется таким серым и монолитным. Поэтому теперь ходить не спеша приходится больше, а еще - спрашивать, читать и гуглить.

Так что ниже представленны места, в которые я влюбляюсь раз за разом уже на протяжении последних семи лет, куда можно заглянуть с книжкой, привести гостей и посидеть в тишине, не особо меняя свой ежедневный маршрут.

Санкт-Петербург известен своими дворами-колодцами, иногда соединенными между собой и значительно сокращающими путь между улицами А и Б – куда проще не огибать несколько домов, а пройти через не самую парадную сторону города. Однако эти дворы стали родиной многих городских легенд, а благодаря накопленному петербургскому тексту, сам город пестреет контрастами между дворцовостью проспектов и буквально обшарпанностью подворотен.

Курдонёр – парадный вход перед зданием, дословно с фр. значит «двор чести», обычно с главным корпусом и боковыми флигелями. По такому принципу строился Версаль под Парижем, палаццо Питти во Флоренции, а в Петербурге можно вспомнить Михайловский дворец, или небольшой дворец Бобринских со стороны Галерной улицы.

Однако курдонёры облагораживались не только для официальных зданий города, но, с популярностью необарокко, парадные дворы появлялись у доходных домов XX века.

Историк и искусствовед Г. К. Лукомский писал: «Строят, как нарочно, лучшие здания в темных, захудалых переулках Петербургской стороны», имея в виду Дом Колобовых по адресу ул. Ленина, 8.

Дом был построен в начале XX века и является ярким примером сочетания тогда популярного модерна, необарокко, эклектики – плавные линии дверей и окон, колонны, атланты и кариатиды, витые решетки. Во дворе – старинный фонарь, который кто-то называет одним из старейших в Петербурге, а некоторые приписывают ему роль «того-самого» из стихотворения Блока (но в данном случае не то что подтверждений нет, скорее наоборот), однако эти рассказы не отрицают того, что примеры подобных сооружений уже вряд ли теперь найдешь в большом количестве.

Санкт-Петербург за пределами, скажем, Дворцовой площади или Петропавловской крепости, ассоциируется с доходными домами XIX-XX веков – произведения архитектуры, входящие в достаточно длинный список культурного наследия города. Гуляя по Петроградской стороне и ее проспектам, можно встретить атлантов, будто поддерживающих стены, эркеры, барельефы и мозаику. Но если свернуть вглубь островов, памятники не заканчиваются.

В виду будущего облагораживания (реновации) набережной реки Карповки и так же логичного притока горожан в эти места, стоит прогуляться по району сейчас, пока дороги еще не перекрыты. Например, во двор по набережной реки Карповки, 19.

После строительства в начале XIX века Троицкого моста, Петроградская сторона активно заселялась и переставала считаться пригородом, а уже в начале XIX века большую часть жителей доходных домов занял так называемый средний класс.

В доме на набережной реки Карповки, построенном в 1912-1913 гг. в стиле модерн, жили писатель Е. И. Замятин, архитектор В. В. Старостин, жена и дочери Е. И. Репина, а так же композиторы, географы, ученые, имена которых не так сложно проследить. Ныне за оградой – длинный курдонёр, где можно отдохнуть на кованной скамейке и осмотреть фасады. Или пройтись по сети арок и темных дворов-колодцев.

В конце Каменноостровского проспекта, по соседству с Лопухинским садом, располагается похожее здание с курдонёром, построенное в 1914 году. Архитектором дома номер 73-75 стал А. И. Зазерский, спроектировавший и упомянутый выше дом.

В конце XIX века на этом месте распологался сад «Монплезир-Тиволи», однако дохода своим существованием он приносил немного. Проект же нового многоквартирного дома отвечал запросам будущих жильцов и предусматривал лифты, водопровод, отопление и вентиляцию. Сейчас во дворе так же можно увидеть кованые скамейки, а на фасадах заметить фигуры кариатид. Так же как и несколько мемориальных досок, как пример, проживавшему в этом доме с 1915 г. до 1955 г. Михаилу Лозинскому, поэту, переводчику, одному из создателей русской школы поэтического перевода.

Представленные вниманию дома с курдонёрами находятся в шаговой доступности от больших улиц Петроградской стороны, откуда можно свернуть с дороги и передохнуть от суеты. Открывать новые дворы и не забывать смотреть наверх, ведь именно там прячутся неведомые существа с барельефов и неожиданные ракурсы. Ведь даже изученные маршруты по городу еще могут преобразить привычный взгляд одной скрывающейся до этого момента деталью, будь то усталое выражение атланта среди его веселых братьев, подпирающих дом через дорогу от офиса, или дверь в стиле ар-деко по дороге в любимую кофейню, которая оставалась ранее незамеченной.