Евро-дайджест. Обзор публикаций о России и Европе за I половину августа (01.08-15.08)

Группа «Европейский диалог» дважды в месяц выпускает дайджест с обзором наиболее интересных исследований по проблемам внутриевропейской политики и отношений между Европой и Россией. Для тех, у кого нет времени читать большие тексты, мы рассказываем, в чем их суть и как можно применять их выводы на практике. Вы также можете познакомиться с предыдущими выпусками дайджеста

Брюссель ушел в летний отпуск. Европейский Парламент на каникулах с начала июля, последнее заседание в Совете было намечено на 25 число, деятельность Еврокомиссии также заметно снизилась. Летнее затишье — лучший период для обсуждения того, что определит будущее Европы, когда работа всех институтов возобновится: коалиционные союзы в ЕС и избирательная кампания на предстоящих выборов в Европейский Парламент.

1. В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ ПО-ПРЕЖНЕМУ ДОМИНИРУЮТ ДВУСТОРОННИЕ КОАЛИЦИИ. НО ЭТО И НЕПЛОХО

Европейский Совет по Международным Отношениям (ECFR) опубликовал первые результаты большого исследования коалиций в ЕС. Полный доклад будет в октябре, а сейчас небольшое превью о симпатиях стран-членов.

Исследователи путем опроса экспертов из всех стран членов союза выяснили, что, хотя в ЕС входят 27 (+1) государств, как и в любом другом политическом объединении все же остаются популярны двусторонние союзы.

Сильная «союзническая» связь есть между пятью парами: Франция-Германия, Германия-Нидерланды, Швеция-Финляндия, Польша-Венгрия и Чехия-Словакия. Последние две пары принято называть Вышеградской группой, но они не так близки между собой (между самими парами), поэтому воспринимать их нужно не как единый блок, а как 2+2. Такие результаты помогают объяснить многолетнюю «европейскую загадку», почему Вышеградская группа может блокировать решения в ЕС, но не может продвигать собственную повестку. Первая пара — Франция и Германия — крайне перспективный союз не только между собой, но и для других коалиций. Их сильную связь дополняет репутация ключевых игроков среди остальных членов ЕС, что дает для многих основания пытаться примкнуть к ним.

Анализ выявил и неравномерные в своей коалиции пары. Например, в паре Хорватия-Австрия 19% представителей Загреба заявили, что у них есть общие интересы с Веной, в то время, как в Вене с ними согласились только 2%. В списке таких неравных союзов есть Ирландия и Великобритания, Дания и Швеция, а также страны Балтики и Южной Европы в разных сочетаниях.

Исследование ECFR имеет и прикладное значение: эффективные стратегии коалиционного строительства должны учитывать, как имеющиеся крепкие союзы, так и диспропорции внутри них, чтобы адекватно реагировать на кризисы и более полноценно интегрировать страны-члены.

2. СОВЕТЫ ЕВРОПЕЙСКИМ ПАРТИЯМ ОТ «ДЯДЮШКИ СЭМА»: ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ, СЛУШАЙТЕ ЛЮДЕЙ, ИГРАЙТЕ ПО-КРУПНОМУ

Александер Гауланд, лидер правой, евроскептической партии Альтернатива для Германии (AfD), получившей на последних выборах в Бундестаге 94 депутатских мандата, на прошлой неделе дал эксклюзивное интервью немецкой газете WAZ. Гауланд раскритиковал план консерватора, бывшего советника президента США Стивена Бэннона по объединению крайне правых на выборах в Европейский Парламент, заявившего ранее о своем намерении продвигать союз правых партий в Европе.

Александер Гауланд, лидер Альтернативы для Германии (AfD). Источник

По мнению Гауланда, интересы оппозиционных европейских партий очень разные, поэтому больших перспектив у стратегии Бэннона нет. Американский опыт здесь не применим: европейские правые отличаются от американских своей фрагментарностью. В качестве примера он упомянул Фрауке Петри — предпринимательницу и бывшую сторонницу партии AfD — которая изначально хотела работать вместе с французской партией Национальный Фронт, но союз так и не сложился. Евроскептичные партии — следуя своей главной партийной идее — чаще всего делают выбор в пользу двухсторонних партнерств с теми, кто им близок, отказываясь от многосторонних союзов.

Американские политологи и консультанты компаний Барака Обамы Маршалл Ганц (Marshall Ganz) и Лекс Полсон (Lex Paulson) также считают, что американский опыт мог бы помочь на выборах в Европейский Парламент, правда, проевропейским, а не евроскептическим партиям.

Маршалл Ганц, Барак Обама, Лекс Полсон. Источник

В своем тексте для politico они обозначили пять основных советов.

  • Не падать в миграционную ловушку. Антимиграционные настроения среди избирателей — это индикатор проблем в других сферах, где люди чувствуют себя незащищенными и именно туда нужно направлять свои усилия, а не скатываться в антимигрантскую, правую риторику.
  • Слушать без предубеждений. Эксперты советуют последовать примеру из недавней кампании французского президента Эммануэля Макрона, используя инструмент агитационных опросов избирателей «от двери к двери», чтобы узнать их реальное мнения о ЕС.
  • Умеренным нужно объединиться. Умеренные центристы — потенциально очень сильная коалиций в Европарламенте. Но для получения ими голосов, необходимо объединить избирателей новым и мощным посланием.
  • Повысить ставки. Необходимо показать избирателям, что следующие выборы — вопрос выживания единой Европы, а не рутинная избирательная процедура
  • При агитации необходимо применять микс «низких» и «высоких» избирательных технологий.

В конце текста авторы рекомендаций все же признаются, что нельзя полностью перенести опыт Америки в Европу. Кампания Обамы была завязана на индивидуальные контакты с избирателями, в том числе путем таргетированой рекламы. Сегодня в Европе защита персональных данных строже и создать такие же направленные месседжи куда сложнее.

3. ТРИ ВЕКТОРА РАЗВИТИЯ ЕВРОПЫ: ВСЕ СОГЛАСНЫ «КУДА», НЕ СОГЛАСНЫ КАК

Центр Европейской Политической Стратегии (EPSC), по факту являющийся внутренним аналитическим центром Еврокомиссии, опубликовал доклад о будущем Европы. Авторы сравнили виденье трех основных драйверов новых проектов интеграции: президента Комиссии Жан-Клода Юнкера, канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Эммануэля Макрона.

Согласно отчету, по всем 12-ти выделенным темам между лидерами почти полное согласие, однако, такой результат может быть объясним лояльностью аналитического центра идее европейской интеграции. В сфере торговли и обороны авторы находят значительные сходства между тремя политиками, а в сфере климата, энергетики и устойчивого развития — так и вовсе полный «мэтч» (match) — все лидеры хотят видеть ЕС драйвером в борьбе с климатическими изменениями.

Единственная сфера, где авторы увидели серьезные различия — вопрос единой валюты.

Источник

Макрон призывает к созданию отдельного бюджета еврозоны, в то время как Юнкер против формирования любых параллельных структур, не включающих сразу всех стран-членов. Юнкер и Макрон говорят о необходимости поста министра экономики и финансов Европы, а Меркель его не упоминает. Вместо этого, она подчеркивает важность Европейского Валютного Фонда и хочет, чтобы он был подотчетен национальным парламентам, что не совпадает с виденьем Комиссии.

В то же время, несмотря на то, что все лидеры едины в вопросе «куда» нужно двигаться ЕС, всех трех беспокоит и вопрос «как», на который нет единого ответа. Макрон прямо призывает к многоскоростной Европе, а Меркель и Юнкер скорее предпочитают единство и компромиссы. Нет согласия и в том, что делать с Европейским домом — достаточно ли простого ремонта дома, как считает Юнкер, или придется перестраивать «стены», по плану Макрона? Вероятно, будущие дискуссии между лидерами будут строиться как раз вокруг этих вопросов.

4. ИЗ-ЗА СОВПАДЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ И ЕВРОПЕЙСКИХ ВЫБОРОВ ДЕПУТАТЫ ЕВРОПАРЛАМЕНТА ВЫБИРАЮТ ДИССИДЕНТСКУЮ СТРАТЕГИЮ

Особый многоуровневый характер Европейского Парламента делает жизнь европейского депутата сложнее, чем у обычного. Дело в том, что первые, в отличие от вторых, имеют не одного, а сразу двух принципалов — лиц или институтов, перед которыми они несут ответственность и которым должны подчиняться.

Первый принципал — общеевропейская политическая группа, к которой депутат принадлежит в Европейском Парламенте. Именно эти группы влияют на распределение льгот и высоких должностей в парламенте. Второй — национальные партии, которые влияют на их карьеру дома и номинируют депутатов на выборы. От этих структур по факту зависит переизбрание парламентария. Когда позиции национальной партии и общеевропейской группы расходятся по какому-то вопросу, депутат сталкивается с непростым выбором: как ему голосовать.

График распределения мест на последних выборах в Европаламент. Источник

Именно эта проблема и является отправной точкой исследованияКристел Куп (Christel Koop), Кристин Рен (Christine Ren) и Эдоардо Брессанелли, (Edoardo Bressanelli) из Лондона, опубликованного в августовском номере Европейского Журнала Политических Исследований.

В результате комплексного статистического анализа авторы выяснили, как национальные и общеевропейские выборы влияют на лояльность депутата к политической группе. Оказалось, что национальные выборы и особенно выборы в Европейский парламент, провоцируют среди депутатов диссидентство к коллегам по европейской партии, так как именно в этот момент к их деятельности приковано больше внимания со стороны национальной арены. Данный эффект особенно силен в странах, где успех на выборах определен партийным брендом (party-centred systems). А его расцвет пришелся на период, когда после долгового кризиса, расцвета правых евроскептиков и введения системы выборов единого кандидата в Европарламент — ЕС стал более политизирован.

Но поскольку лидеры европейских групп заинтересованы в переизбрании своих соратников, они также меньше подвергают санкциям депутатов в этот период. В итоге, оказывается, что для евродепутатов национальная арена остается доминирующей при решении дилеммы «как голосовать», да и в других вопросах. А избирательный цикл, в том числе текущий, напрямую на это влияет.