944 subscribers

Политическая эпоха, в которой мы жили, уже закончилась, а новая еще не началась

798 full reads
Источник
Источник

Большинство из нас даже в обычной ситуации хотели бы предвидеть будущее, пусть и с большей или меньшей степенью вероятности. Сегодня же это желание особенно сильно, потому что пандемический карантин Covid-19 обнулил наше прошлое. Мы все растерялись от непонимания, что будет после него. Привычные ритмы и уклады нарушены. Планы изменены и не скорректированы, а жить только сегодняшним днем человечество умеет плохо. Так что попробуем поговорить о будущем. Хоть и неблагодарное это занятие — предвидение.

Про направление движения

«Мир никогда не будет прежним», — уверяют многие. Да, конечно, не будет. Ровно так, как каждый сегодняшний день не похож ни на вчерашний, ни на грядущий.

Вынужденная изоляция сместила угол зрения с внешнего на внутренний. Время как бы замедлилось. Одних оно вынудило не бежать, а, налетев на непредвиденное препятствие, остановиться в той точке, в которой это препятствие их застало. Других заставило меняться и перестраиваться на ходу.

Все кризисы обострились, а все процессы как позитивные, так и негативные ускорились. Карантин как бы смёл пыль с привычного и выпукло высветил проблемы. Всем пришлось выйти из своей зоны комфорта и задуматься о том, была ли зона это комфорта или зона привычки и нежелания резких перемен.

Так что можно сказать, что неклеточный инфекционный агент вирус, решивший пожить в человеческом организме, активировал движение мира вперед.

Про эволюционные прорывы

Есть мнение, что после эпидемии усилится регуляторная функция государств и увеличится количество бюрократии для осуществления этой функции. А может всё будет не так, и для большинства населения, наоборот, стала очевидна бессмысленность части бюрократии, сидящей на шее налогоплательщиков? Думаю, что произошла внутренняя переоценка власти. И если это так, то нас ждут большие эволюционные прорывы, ведь они всегда случаются тогда, когда мысль овладевает большинством и подтверждается реальным повседневным опытом этого большинства.

Про глобализацию

Многие уверяют, что глобализация сильно пострадает от пандемии. Можно и так сказать. А можно сказать, что она просто станет другой. В т.ч., без абсолютного полагания на все привозное - опыт государственной самоизоляции потребовал задуматься о внутринациональных (узкорегиональных) резервных системах замещения стратегически важных товаров и ресурсов.

При этом глобальный обмен идеями, знаниями, информацией, технологиями, культурными и образовательными проектами, скорее всего, только усилится, равно как и взаимопроникновение культур. Этот онлайн-процесс во время карантина получил бурное развитие и будет только нарастать, теперь уже в офлайне.

Про Евросоюз

Европа родилась из отказа, с одной стороны, от сумасшедшего национализма, а с другой - от сверхгосударства. Смысл объединенной Европы — это союз между народами. Чтобы жить вместе, надо не уничтожать то, в чем мы не похожи, а принять это. Отличная идея, которая вряд ли серьезно пострадает от биологического вируса.

Другое дело, механизм ее реализации. Во время пандемии стало хорошо видно насколько тяжеловесная общеевропейская машина не приспособлена к работе в чрезвычайных обстоятельствах. Что ж, эта машина давно уже требовала ремонта. И теперь она его получит.

Про проверку «на вшивость» государств и лидеров

Коронавирус, похоже, добьет те страны, где правителям наплевать на свой народ, а народ не смог в свое время поставить их на место. Пусть это и произойдет не сразу.

Как ни крути, во время пандемии произошла переоценка людьми своих государственных систем и правительств. В первую очередь, по бережности отношения к своим гражданам, по качеству услуг, по уровню их организации. Так что многим действующим политическим лидерам, будет гораздо сложнее получить голоса избирателей.

Такие же электоральные перспективы ожидают партии, оптимизировавшие здравоохранение, урезавшие зарплаты врачам и принимавшие в парламентах решения, не обеспечившие должную поддержку населению и бизнесу во время кризиса.

Про честность и открытость

Во время пандемии конкурентное преимущество было у тех систем и режимов где власть не заваривала двери подъездов, а разговаривала с населением. Где она не лгала, и не произносила бесполезные реляции, а читала сказки детям как Президент Израиля, помогала бизнесам, гражданам и врачам.

Наиболее успешны были те страны, где на борьбу с бедой были брошены консолидированные силы государства и общества. В этой войне победили не страх и репрессии, а спокойный диалог, открытость, доверие и дисциплина по взаимному согласию.

Переосмысление потребления и ценности жизни

Во время кризиса стоял трудный выбор: на двух чашах весов стояли жизнь человека и экономика. Большинство стран, осознавая неизбежность глубокой экономической рецессии, все же сделали выбор в пользу человеческой жизни.

Однако, многие забывают о том, что этот сложный выбор делала не только власть, но и граждане, которые решали вопрос своего выживания в режиме самоизоляции. Той самой, во время которой они стали переосмысливать свои приоритеты, что в будущем может оказаться одним из самых важных факторов предстоящей экономической перезагрузки.

Про здравоохранение, медицину и естественные науки

Пандемия перевернула отношение мира к здравоохранению и значению естественно-научных исследований. Из услуги и сопутствующего научного дискурса они превратились в важнейшую международную отрасль.

Пандемия дала нам наглядную сравнительную картину национальных моделей охраны здоровья. Её необходимо проанализировать и выработать оптимальную модель финансирования и организации медицины. Мы обязаны быть готовыми к следующей пандемии.

Про образование

Образование в мире давно уже тяготеет переходу в онлайн, большую технологичность и частичную удаленность учителя от ученика, совмещенную с возможностью конкурентного выбора учителя и школы.

В «мирной» жизни эти процессы шли крайне медленно и вяло. В чрезвычайных условиях карантинного закрытия учебных заведений произошел практически мгновенный прорыв, и проблема решилась сама собой.

Новые методы показали свое преимущество и экономичность. Однако на пути их внедрения будет стоять институциональная память поколений и неготовность как учителей, так и родителей к переменам. Так что нас ждет еще немало образовательных баталий и трудного взросления в этой области.

Про информацию, журналистику и экспертизу

Сидя дома у компьютеров, голодные до информации люди стали пристрастнее относится к ее качеству.

Проверку «на вшивость» пришлось пройти лидерам экспертного мнения. В результате пандемия отсеяла дутые имена и фальшивые авторитеты.

Выросло доверие к серьезным экспертным знаниям. Профессионализм снова вошел в моду и вряд ли эта мода быстро пройдет.

Расширился круг тех, кто между развлечением и журналистикой стал делать выбор в пользу последней. Восстановление качественной журналистики может даже стать точкой общенациональной сборки.

Про Россию

О России говорят много и многие. И про угрозу политизации и популяризации маргиналов внутри страны, и о девальвации закона, и о снижение потребности власти в легитимности, и об эффекте распоясавшегося от безнаказанности правоприменителя.

Аргументация у всех этих точек зрения серьезная. Но главное, все же, не это. Главное, что политическая эпоха, в которой мы жили, уже закончилась, а новая еще не началась.

Искусственная конституционная повестка, с неадекватным усилиями навязанная российскому обществу в январе 2020 года, натолкнулась на пандемийный айсберг и пошла ко дну со скоростью плохо оборудованного переборками судна.

В условиях кризиса порочно выстроенная государственная модель не могла повести себя иначе, чем повела. Но невидимый человеческим глазом враг стал каплей, которая переполнила чашу терпения у многих. Ускорились процессы, наступление которых власть пыталась любыми способами оттянуть.

Времена, когда мы описывали российский режим как авторитаризм популярного лидера, прошли . Мы не можем точно сказать, как долго продлятся процессы разрушения, какие факторы ускорят или смягчат их. Но возврата к прежней повестке, к допандемийному состоянию у страны уже не будет.

После пандемии весь мир быстрее пойдет вперед. Через обнуление и дополнительное осмысление прошлого. Будет непросто. А это значит, что пора подумать о том, что полезного и нужного взять с собой в будущее, от чего отказаться и что пока стоит поберечь.

Подробнее здесь