О судебной поддержке Израиля

20 December 2018

Существует устойчивый миф о том, что Израиль "своих не выдает". Думаю, надо определиться с термином "свои". Своими не могут быть преступники - убийца к какой бы национальности он не принадлежал, есть убийца. Иными словами, все преступники еврейской национальности, совершив преступление, скрывались бы в Израиле. И что бы тогда из себя представляло это государство? Скопление убийц, воров и т.д. Это бы подрывало основы существования самого Израиля. Евреи, явно, не дураки. Я заинтересовался этим вопросом, т.к. и сам находился в плену вранья.

Давайте, посмотрим, как обстоит дело на самом деле.

Слово адвокату Алексу Раскину (г. Хайфа):

По израильскому закону о выдаче преступников гражданин Израиля может быть выдан другому государству за преступления совершенные на территории этого государства.
Под действие этого закона подпадают те статьи обвинения, за которые в Израиле предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок минимум один год.
Распространенное мнение о том, что Израиль не выдает другим государствам граждан, привлекаемых к уголовной ответственности за хищения и преступления в сфере экономики, не соответствуют действительности.
Если инкриминируемая статья обвинения по законам другой страны предусматривает смертную казнь, а по израильскому законодательству за подобное преступление применяется более мягкое наказание, то страна, просящая о выдачи преступника, обязуется избежать этого вида наказания.
Гражданин Израиля, являющийся ее жителем на момент совершения преступления должен будет после экстрадиции и осуждения передан Израилю для отбытия меры наказания. Лица, не подпадающие под эту категорию, после постановления израильского суда об их выдаче могут обратиться к министру юстиции Израиля с просьбой о возвращении для отбытия наказания в Израиле.
Требование об аресте на территории Израиля направляется в международный отдел Генеральной прокуратуры. Если требование признается соответствующим закону, оно может быть передано для исполнения в полицию еще до подачи просьбы об экстрадиции. Арестованный должен предстать перед судьей для продления ареста в течение сорока восьми часов с момента его задержания. Судья имеет право продлить срок содержания под стражей до двадцати дней. Если за это время будет подана в суд просьба об экстрадиции, арест продлится до особого распоряжения. Если за первые двадцать дней просьба не будет подана, то арест можно быть продлен в общей сложности на шестьдесят дней.
Также арестованный может быть освобожден под залог. Просьба об экстрадиции подается от имени министра юстиции Израиля в Иерусалимский краевой суд.
Израиль является участником многосторонней Европейской конвенции об экстрадиции от 1957 года. Россия также в 2000 году подписала с оговорками этот документ. Оговорка состояла всего лишь в том, что Россия отказалась выдавать своих граждан и обязалась предавать их суду на территории России.
По закону о выдаче, экстрадиция должна быть двусторонней. Из этого следует, что Израиль может выдать своих граждан только той стране, которая обязуется в свою очередь выдавать своих граждан Израилю.
По делу о выдаче Израилем России Генадия Игудаева в апелляции в Верховный суд адвокат Игудаева заявил о том, что в связи с тем, что Россия отказывается выдавать своих граждан другим странам, нарушен принцип двусторонности, требуемый законом. На этом основании, по утверждению адвоката, Израиль не может экстрадировать своих граждан в Россию. Верховный суд отклонил доводы защиты и указал, что факт того, что Россия обязуется привлекать к уголовной ответственности россиян на своей территории, может быть приравнен к двусторонности и утвердил выдачу Игудаева.
Интересно и то, что в соответствии с Европейской конвенцией и у Израиля есть право выбора — экстрадировать ли подозреваемого или предать его суду на своей территории. Иерусалимский краевой суд, неоднократно указывал на то, что в связи со сложностью привлечения к уголовной ответственности на территории Израиля за преступления, совершенные за рубежом, он предпочитает экстрадировать.
Из стран СНГ к Европейской конвенции также примкнули Азербайджан, Латвия и Украина.
Закон государства Израиль о выдаче запрещает выдавать людей, в отношении которых имеются подозрения, что их уголовное преследование продиктовано политическими, расовыми или религиозными соображениями.
В деле об экстрадиции Шимшона Шуваева защитой было заявлено, что обвинения против него сфабрикованы в России на почве антисемитизма. Суд отклонил этот довод, указав, что подобные заявления должны быть не голословными, а конкретными, подтвержденными фактами.
Закон запрещает выдачу в случаях, если экстрадиция не соответствует общественным нормам, принятым в Израиле. К таким нормам можно отнести нарушение прав человека, тяжелые условия содержания в местах лишения свободы, неоказание медицинской помощи. Именно такие доводы были заявлены в БАГАЦ в деле об экстрадиции Владимира Файнберга. Суд не согласился с защитой и постановил, что факт того, что Россия была принята в члены Европейской конвенции, указывает на то, что принципы соблюдения прав человека в России устраивают Европу, а, следовательно, и Израиль. Также суд отметил, что со слов консула Израиля в России известно, что содержание в местах лишения свободы заключенных израильтян удовлетворительное. Консул неоднократно встречался с арестованными соотечественниками, и никто из них ни разу не пожаловался ему на какие-либо притеснения. В отношении перенесенного Файнбергом инфаркта суд указал, что в российских тюрьмах оказывается медицинская помощь.
Суд, принимая решение об экстрадиции, рассматривает доказательства вины, предоставленные другим государством. Но доказательства не проверяются на объективность, а лишь определяется – достаточно ли их для того чтобы начать судебное дело.

Теперь, думаю, с заблуждением покончено и многое стало понятным. Вы, как я получили прививку от лжи. Больше не позволим себя одурачивать