Лучшая часть любого праздника?

Ещё раз с днём рождения, самая замечательная женщина на свете!
Ещё раз с днём рождения, самая замечательная женщина на свете!

У Маменьки тут неожиданно приключился день рождения: никто ведь не ждал, не подозревал даже, а он – бац, как из-за угла подкрался. «Вот и стали мы на год взрослей», как в одной песне поётся. Маменька последние годы праздник предпочитает отмечать, гуляя по Европе и поедая всякие деликатесы в компании с Папенькой, но тут то ли звезды не сошлись, то ли Аннушка масло где-то пролила, – накрылся, в общем, марш-бросок на три дня по Дрездену. Пришлось оставаться и праздновать всей семьей, как полагается, в не по-осеннему холодной серой Москве.

– Самое ужасное во всем этом – готовка, – несколько расстроенно протянула Маменька, задумчиво вычерчивая застольное меню. – Не закупка продуктов, не бдения у плиты с духовкой, а вся начальная подготовка: кого чем накормить? У нас ведь как: каждый первый аллергики и фуд-критики.

– Может, тогда просто выставить перед родственникам по тазику оливье и расслабиться?

– Нельзя, – решительно произнесла Маменька, принимаясь за новый листок бумаги. – Это план Б на Новый год.

Несмотря на первоначальные трудности, сами посиделки в итоге прошли весьма неплохо, под игристое вино, многочисленные закуски-канапе и фирменно жаркое по матушкиному рецепту. Были танцы, были песни и многочисленные реминисценции от всех родственником на предмет того, какой Маменька была раньше и что из этого в итоге выросло. Все те самые неловкие и смущающие истории, которыми ваши близкие обожают делиться в самые неподходящие моменты, были за вечер неоднократно пересказаны. Когда же в качестве железобетонного аргумента в дело пошли семейные фотоальбомы, стало понятно – праздник удался на славу.

Но знаете, какая, на мой взгляд, лучшая часть любого торжества? Когда, все поперемыв и убрав после визита гостей, семья устало плетётся спать, чтобы через пару часов, скажем, в четыре утра неожиданно столкнуться друг с другом у холодильника и заняться доеданием праздничного торта. Ночь, кухня, маленькие яркие лампочки, четыре огромные чашки чая, огромный «Наполеон» и сопящий на ухо Котопёс. И, судя по Маменькиной улыбке, с нами в Москве все-так ничуть не хуже, чем в прогулках по Дрездену. А может даже и совсем наоборот.