дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Иерусалим: опыт однодневной поездки из Египта, впечатления и маленькое чудо

19 October 2018

О том, что из Шарм-эль-Шейха можно съездить в Израиль, знают все, кто бывал на этом египетском курорте и интересовался списком местных экскурсий. Для меня, видевшей Иерусалим только по телевизору накануне Пасхи, возможность оказаться в этом городе долгие годы оставалась в списке несбыточных желаний, но мартовская поездка в Египет подарила такой шанс.

Дело оставалось за малым: отыскать в Интернете список египетских турфирм, почитать отзывы, сравнить цены и записаться на однодневную экскурсию в Израиль с русскоговорящим гидом. Мечту я решила исполнить уже на следующий день после вечернего прилета в Египет, а потому утром после завтрака, используя хромающий на обе ноги гостничный wi-fi, связалась по Viber с представительницей местной турфирмы Ириной.

Мне подтвердили: да, места на ближайшую поездку есть, будьте готовы подойти к 19:40 к въезду в гостиницу, возьмите с собой еду, паспорт и лёгкую куртку — всё-таки в начале весны там прохладно.

Начитавшись советов бывалых соотечественников, мы с подругой сразу подошли к стойке регистрации отеля и попросили приготовить сухой паек. В результате к семи вечера нам собрали два бумажных пакета с едой (бутерброды, булочки, сок).

Неужели и правда едем, или «О, арабская но-о-очь!»

Половина восьмого. Белые ворота в отель, чёрное небо над головой и яркий свет фонарей. Мы стоим с рюкзаками и вглядываемся вдаль, ожидая автобус (на нём должна быть табличка с названием фирмы). Рядом с нами ещё с десяток человек, записавшихся на разные экскурсии, и постепенно они разъезжаются.

Без четверти восемь появляется и наш автобус, из него выходит трансфер-гид — кудрявый молодой человек и громко называет номер нашей комнаты в отеле — так здесь принято собирать туристов. И тут же, увидев нас, просит показать паспорта — не потому, что они ему для чего-то нужны, а чтобы сразу убедиться, что мы не забыли их в отеле, т.к. без паспорта через границу не пропустят.

У нас всё в порядке, и мы выбираем себе места. Автобус едет по главной улице Шарм-эль-Шейха, периодически останавливаясь у отелей и собирая всё новых туристов. Следующий час мы посвящаем трём делам:

расписываемся в выданной памятке и заполняем специальную карточку, которую нужно будет предъявить на границе. Кроме того, каждому выдают бейджик на ленте с названием фирмы;

знакомимся с группой, выясняя, кто сколько заплатил за поездку. Разброс цен таков, что кто-то заплатил 75 долларов, кто-то — 100 или даже 150 за одного человека. А едем все вместе, и экскурсия для всех одинаковая. Отсюда первое правило: не спешите покупать экскурсии у гидов в отеле. Самая большая накрутка именно у них. Ищите первоисточник — т. е. местную фирму, которая сама эти экскурсии проводит;

оплачиваем поездку и заодно размениваем у гида крупные купюры на мелкие (этим занимается весь автобус), поскольку мелкими в дороге расплачиваться удобнее.

Обойдя всех, гид рассказывает нам о переходе границы и о том, что каждый час автобус будет останавливаться на постах контроля для смены конвоя. Дело в том, что по Египту автобусы туристов ездят только в сопровождении охраны — нескольких машин полиции и египетской армии.

А потом в автобусе выключают свет, и всё, что остаётся, — это смотреть в окно на пустыню и горы, звёздное небо и напевать про себя старую песенку из «Аладдина» про арабскую ночь.

На израильской границе

Полночь на часах. Автобус проезжает населённый пункт Таба и останавливается у границы с Израилем. Её мы должны пройти сами, и на той стороне будет ждать уже следующий гид, который распознает нас по бейджикам на шее.

Арабская часть границы — это просто: огромный зал с высоким потолком и стеклянной стеной, очень длинная сонная очередь из туристов из разных автобусов и фирм, несколько арабов с айфонами, присматривающих за порядком. Обычно тех, кто едет в Израиль, сразу предупреждают, что границу можно перейти за час, а можно — за пять часов, это как повезёт. Поэтому стоит очень хорошо подумать, брать ли с собой маленьких детей — всё-таки поездка довольно тяжёлая, а сидеть, ожидая своей очереди, там негде.

Израильская часть границы — это… сложно. В Египте ты отстаиваешь очередь (в нашем случае — 40 минут), получаешь штамп в паспорт и выходишь из здания. А вот дальше, на территории Израиля, уже нужно пройти несколько уровней охраны, просвечивающих рамок и собеседований.

Израиль — страна, которая с момента своего образования находится в состоянии войны, страна с высоким уровнем террористической угрозы, и на границе это ощутимо.

Самый простой порядок включает в себя:

первое собеседование с сотрудником: цель поездки, профессия, были ли раньше;

прохождение рамки, причем все сумки и верхнюю одежду просвечивают отдельно в длинном аппарате;

финальное собеседование с сотрудником через окошко, который и выдает израильскую визу (наклейку, не штамп).

Это если вы не вызвали подозрений. При малейших подозрениях вас могут взвесить на весах, отправить на дополнительное собеседование в соседний зал, просветить там на разных аппаратах, снять отпечатки пальцев, проверить по куче разных баз данныхи т. д. Причем решает это самый первый сотрудник, с которым вы общаетесь, пока он просматривает ваш паспорт.

В нашем случае это была милая улыбчивая девушка, которая разговаривала с подходящими к ней коллегами и параллельно очень вежливо и доброжелательно расспрашивала нас. При этом она умудрилась сходу вычислить в нашей группе всех врачей, работников полиции и военных. Просто по внешнему виду. Из толпы туристов.

— Вы медик?

— Да… А откуда вы?..

Шерлок Холмс отдыхает, честное слово!

Кстати, людей именно этих профессий и отправили на дополнительную проверку в соседний зал. Плюс туда же отправились самые угрюмые.

Поэтому второе правило поездки: проходя израильскую границу, ведите себя максимально расслабленно и улыбайтесь. Да, даже в час ночи. Потому что чем меньше вы напряжены, тем меньше поводов вас подозревать.

Группа же будет ждать всех до последнего, поэтому улыбайтесь на первом собеседовании и отвечайте чётко и уверенно на вопросы на втором, через окошко. Там будут спрашивать: куда и зачем едете, где и кем работаете, замужем или нет (у девушек). Если не работаете официально — то откуда получаете доход. Имейте в виду, что фриланс с точки зрения сотрудников израильской границы — это нормальная работа. А вот если у вас вообще нет никакого дохода, к вам могут возникнуть вопросы.

И да, ещё одно: с чувством юмора у работников при исполнении очень плохо, поэтому не вздумайте шутить, особенно на темы оружия/запрещенных веществ/и прочего, иначе они неприятно пошутят в ответ. Не задерживайте всю группу.

Встречаем рассвет и балуемся плюшками

Не лишившись никого на границе (а то всякое случается), наша группа забирается в небольшой автобус, довольно высокий и с wi-fi. В третьем часу ночи мы отъезжаем от израильской границы по спящему городу Эйлату. Вскоре встретивший нас гид передает третьему по имени Вячеслав — это человек, который будет с нами весь день. И вот Вячеслав — это уже экскурсовод.

Он бодро приветствует нас, сообщает план поездки на день и даёт несколько часов поспать. Далее, уже утром, автобус делает первую техническую остановку рядом с несколькими магазинами и кафе. Группа тут же разбредается по ним, покупает удивительно вкусную свежую выпечку и кофе.

Автобус наполняется шуршанием пакетов, в ход идут полученные в отеле сухие пайки, и мир становится гораздо приятнее. Вячеслав обстоятельно рассказывает нам о прошлом и нынешнем Израиле, об истории христианства, о местности, по которой мы едем. Забегая вперёд, скажу: это был лучший экскурсовод из всех, кого я слушала в жизни, причём не только касательно знаний и умения ответить на любой вопрос, но и в плане опыта — нам нигде не пришлось стоять в очередях. Историк по образованию, переехавший из России в Израиль и специализирующийся, в основном, на паломнических турах. Нам с ним очень повезло.

Первая остановка: река Иордан

Семь утра. Подъезжаем к реке Иордан, в которой крестился Иисус Христос, и останавливаемся на пустой площадке для автобусов. Верующим, разумеется, хочется окунуться в реку, а для этого рекомендуется надеть специальную длинную рубашку. По счастью, в автобусе есть такие — новые хлопковые белые рубашки с изображением иконы Крещения на груди, и мы за 5 долларов покупаем их.

Рядом с автобусной стоянкой построена раздевалка со множеством кабинок и несколькими душами. Экскурсовод настоятельно рекомендует надеть под рубашку купальник или плавки, поскольку, намокнув, она будет просвечивать, а ещё — набрать святой воды из реки (у предусмотрительного водителя бутылочку тоже можно купить). Ну и не пытаться пересечь середину реки — по ней проходит граница с другим государством — Иорданией, и пограничники контролируют её.

Переодевшись в рубашки, группа идёт к деревянному спуску к реке. Она узкая — всего несколько метров в ширину, с мутной из-за глины водой, но изумительно тёплая и настолько приятная, что хмурые после бессонной ночи люди, окунувшись в неё, один за другим начинают улыбаться.

Это первое святое место, которое совершенно не хочется покидать. Но у нас большие планы на день, поэтому, переодевшись, мы забираемся в автобус и едем дальше. Вдоль Мёртвого моря, пальмовой рощицы и лишь весной покрытых зеленью песчаных гор, пока на горизонте не показывается Иерусалим.

На смотровой площадке: «Под небом голубым есть город золотой…»

Наше первое знакомство с Иерусалимом происходит со смотровой площадки на соседнем холме. Экскурсовод показывает Храм Гроба Господня и купол мечети, и, дав время сфотографироваться, просит сесть в автобус, чтобы мы не попали в очередь в Вифлееме.

Лавка паломников и палестинские мальчишки

По евангельскому преданию Иисус Христос был резко против любой торговли в храмах, и в Израиле в них не торгуют. Чтобы у верующих была возможность поставить свечки, их сначала завозят в лавку паломников, которая находится на территории Палестины.

Палестина — арабское государство внутри еврейского Израиля, спорная территория, окончательное признание которой затянулось уже на не один десяток лет. Время от времени, израильтяне и палестинцы воюют, обстреливая друг друга с помощью ракет. Разделяет их высокая бетонная стена с колючей проволокой по верху. Мы приехали туда в период затишья, поэтому нас спокойно пропустили на территорию Палестины израильские пограничники.

Контраст оказался впечатляющим: ровные дороги, идеальная чистота на улицах, все полагающиеся дорожные знаки и приятного вида дома в Израиле; жуткая грязь и горы мусора, исписанные краской дома и стены, грунтовые с ямами дороги безо всяких дорожных знаков и, разумеется, светофоров — в Палестине. Два мира, разделённых одной стеной.

Пока мы приходили в себя от шока, автобус остановился перед паломническим центром — это такой просторный магазинчик, в котором продают иконы, свечи, статуэтки, и всё, что связано с христианством. Разброс цен велик: от нескольких центов до тысяч долларов за иконы, сделанные из драгоценных металлов. Примечательно, что, благодаря израильскому банку, в этой лавке принимают любую валюту мира и даже обещание! То есть, если вам не хватило денег на то, чего очень хочется, вам отдадут эту вещь и вместе с ней распечатают реквизиты для оплаты, чтобы вы, вернувшись домой, перевели деньги. А уж сделаете вы это или нет — вам решать. Но обычно не обманывают.

Чаще всего, в этой лавке покупают свечи — рекомендую медовые, т.к. они из воска, не коптят, и аромат у них приятный. Женщины выбирают себе звёздочку — Вифлеемскую звезду, указавшую волхвам путь к рождению Спасителя, и, разумеется, иконы.

На улице полно арабских мальчишек, предлагающих матерчатые сумки, кошельки и — дешевле чем где бы то ни было — магниты с Иерусалимом.

У Вифлеемской звезды: здесь родился Иисус Христос

Знаменитый Вифлеемский храм, стоящий на месте рождения Иисуса Христа, находится недалеко от лавки паломников. Внутри него на полу серебряная звезда, вокруг — очень старые иконы. Каждому, кто поклонится серебряной звезде, стоящий рядом священнослужитель даёт бумажную иконку с Богородицей.

Любопытная деталь: в храмах Израиля и Палестины женщинам покрывать голову платком не рекомендуют. Это связано с тем, что когда на эти земли пришёл ислам, женщины-христианки стремились отличаться от мусульманок и потому ходили без платков.

Обед в Палестине. Кто-то еще называет Египет бедной страной?..

Осмотревшись и помолившись в Вифлееме, мы едем на предусмотренный экскурсионной программой обед здесь же, в Палестине, и попадаем в помещение, сильно похожее на столовую советского образца. Шведский стол включает в себя суп практически без ничего, несколько видов варёных и тушёных овощей, курицу и говядину, рис, хлеб и сок.

Для группы, отправившейся в эту поездку из Египта, рацион кажется, мягко говоря, скудным, и, сидя за столом, мы вспоминаем распространённое мнение: «Египет — бедная арабская страна». Может, конечно, и так, но до Палестины ему очень далеко.

Впрочем, при желании наесться можно и хлебом, так что, пообедав, мы садимся в автобус и держим путь обратно на территорию Израиля, но теперь уже в Иерусалим.

Иерусалим: город с остановившимся временем

Что рассказать о месте, выйдя из автобуса возле которого чувствуешь себя героем исторического голливудского фильма? Высокие каменные стены, помнящие далёкие времена. За ними — брусчатка на земле и узкие улочки со старинными домами и очень разными людьми со всех континентов. Кажется, вот-вот за поворотом покажется средневековый рыцарский замок или королевский глашатай позовёт зрителей на турнир.

Старый город — так он официально называется во всех туристических справочниках, так именоваться и должен. Вот только для человека верующего это место означает нечто большее, чем просто интересная архитектура и понимание, что ей больше двух тысяч лет.

Для верующего у этого места есть сердце, и находится оно для христианина — в Храме Гроба Господня, для мусульманина — в мечети Аль-Акса, для иудея — у Стены Плача.

Двухуровневый Храм Гроба Господня связывает Голгофу, где Иисус Христос был распят на Кресте, и пещеру, в которой Он воскрес. Вокруг этой пещеры позже построили небольшую часовню — Кувуклию, и именно в неё в канун Пасхи сходит Благодатный огонь.

Люди по разному ощущают себя, оказавшись рядом с ней: кто-то смеётся, кто-то плачет, многие чувствуют тепло или слышат эхо тех голосов двухтысячелетней давности и неожиданно остро понимают, что именно тогда совершили иудеи с Иисусом Христом. Равнодушных только нет.

Здесь плотный воздух, насыщенный теплом при прохладной погоде снаружи. У входа в Кувуклию горит Благодатный огонь, о который туристы обжигают купленные в лавке свечи. Здесь у тех, кто не поддаётся суете, возникает невероятно сильное желание сесть где-нибудь в уголке храма и больше никуда отсюда не уходить — настолько всё хорошо и правильно, и светло на душе.

По счастью, наша группа практически не стоит в очереди к Кувуклии, а потому мы проводим в храме не один час, и каждый успевает увидеть всё, что хотел, и спокойно помолиться за себя и близких.

Бросив прощальный взгляд на оплавленную расщелину в колонне у входа в храм — в неё ударила молния, когда несколько сотен лет назад кому-то пришло в голову не пустить священника за Благодатным огнём, — мы отправляемся дальше по Иерусалиму к Стене Плача, в которую многие вкладывают записочки с просьбами.

Обратно к тёплому Мёртвому морю

Из Иерусалима выходить не хочется, однако нам пора ехать, если мы хотим искупаться в Мёртвом море. И мы успеваем это сделать, на закате спешно выбравшись из автобуса на пляж.

Нас сразу предупреждает местный врач, чтобы мы заходили в воду медленно, сидели в ней недолго, берегли глаза и не вздумали ни плавать на животе, ни нырять. Впервые оказавшись здесь, слушаем это всё, конечно, скептически и идём переодеваться в деревянную пляжную раздевалку.

Далее выясняется, что все слова врача имеют смысл.

Во-первых, неосторожно в воду не зайдёшь, потому что дно от самого берега покрыто соляными кристаллами, и они довольно твёрдые и острые, поэтому идти в любом случае придётся очень медленно.

Во-вторых, беречь глаза действительно важно — вода жутко солёная и горькая, разъедает малейшие ссадины, а потому умываться ею надо с большой осторожностью.

В-третьих, меня в детстве всегда удивляли картинки, где взрослые люди сидели в Мёртвом море и читали газету. Концентрация соли в Мёртвом море настолько велика, что в нём действительно можно вот так сидеть или лежать, не шевелясь вообще. И реальной проблемой затем станет необходимость опустить ноги на дно, что не у всех получается без посторонней помощи. Из-за этого становится понятна рекомендация не плавать на животе, поскольку при попытке оттолкнуться от дна и поплыть вода вас, скорее всего, перекувыркнёт, и вы её наглотаетесь. Естественно, понырять там у вас не получится в принципе.

И в-четвёртых, очень сложно заставить себя вылезти из такой тёплой, плотной, гладкой (за счёт глицерина) воды на берег, где после захода солнца уже дует прохладный ветер. Но наша группа неохотно всё-таки это делает, наощупь переодевается в кромешной темноте раздевалки и идёт в пляжный магазинчик за грязевой косметикой, мылом и солью.

Мы отъезжаем оттуда поздним вечером, видя на небе первые звёзды.

Ужин в пути, граница с Израилем и Desert Rose

После купания в Мёртвом море всей группе очень хочется есть, поэтому водитель останавливает автобус недалеко от границы, а экскурсовод рекомендует нам попробовать местную шаурму. Часть группы сначала заглядывает в стоящий рядом Макдональдс, смотрит на цены и быстро из него выходит: слишком дорого по российским меркам.

В итоге большинство путешественников собираются в маленьком кафе — идеально чистом, где тебе в длинную булочку кладут горячее мясо, а вот свежие овощи, соусы и зелень ты уже добавляешь сам, какие захочешь. В результате получаются огромные порции неожиданно очень вкусной еды.

Долго мы не задерживаемся — надо успеть перейти границу до отъезда ближайшего египетского конвоя, иначе придется сидеть в автобусе лишний час, поэтому водитель включает музыку и прибавляет скорость.

Мы долго аплодируем и благодарим нашего экскурсовода Вячеслава в Эйлате, а потом проходим арабо-израильскую границу, потратив на это всего десять минут — столько нужно, чтобы получить два штампа в паспорт. (Да, кстати, можно обойтись одним и попросить израильтян не ставить штамп, если у вас есть в планах арабские страны, куда с израильским штампом потом не пустят).

На территории Египта нас встречает местный трансфер-гид, мы забираемся в автобус, и нам гасят свет. Снова за окном песчаные горы и ночная пустыня, глядя на которую так приятно слушать в наушниках плеера песню Стинга «Desert Rose» — «Роза пустыни». По крайней мере, в этот момент очень хорошо понимаешь, о чём именно он поёт.

На часах в телефоне 3:05 ночи. Мы с подругой выходим возле отеля и с удовольствием возвращаемся в наш номер.

Хочется что-то написать друзьям, как-то выразить впечатления от поездки, но ни сил, ни слов нет. И в голове вертится лишь услышанный много лет назад в фильме «Царство Небесное» короткий диалог:

— Постой! Что Иерусалим для тебя?

— Ничто. И весь мир.

Лучше сказать невозможно.

Постскриптум: моё маленькое личное чудо

Отмотаем немного назад: за два часа до выезда из Шарм-эль-Шейха в Израиль я стою на берегу, пальцы ног под волнами постепенно зарываются в песок, и, пытаясь их вытащить, я слишком резко дёргаю: хруст, безымянный палец на левой ноге начинает опухать на глазах. Нога болит всю дорогу в Израиль, к утру опухоль спадает, но палец и место вокруг становится практически чёрным.

Всё, что остаётся мне — погружаясь в реку Иордан, становясь на колени в храме Вифлеема или сильно хромая по старому городу Иерусалиму, просить Бога об исцелении, и оно в итоге произошло: проснувшись утром после поездки я вдруг поняла, что боли нет вообще, и палец уже не чёрный, нормально сгибается.

Мне исцелили то, что по заключению травматолога было переломом. Причём за несколько часов.

Вот такое личное иерусалимское чудо.