Реновация. Размышления у снесённого подъезда.

14 March 2019

Конец эпохи. Для меня вдруг это произошло сейчас. То есть, когда с 8 утра до 10 вечера под окнами экскаваторы ковшами растаскивают дома на куски мусора, невозможно не прочувствовать. Ковши эти как пасти с зубами. Для меня эти панельные пятиэтажки были уютными. Наверное, потому что не бывала внутри. Для меня, смотрящей со стороны. С высоты двенадцатого этажа дедушкиной и бабушкиной квартиры соседнего блочного дома. Деревья выше, понимаете, выше домов. Весной там цвела огромная всепоглощающая черемуха. Выше дома, конечно. Шире подъезда. Вальяжная, дремотная. Теперь тут построят двадцатидвухэтажные башни, и черемуха превратится в скромный кустик у высотки, если вообще переживет эти несколько строительных лет. Нет абсолютных величин. Даже вальяжной не получится больше быть. И дремотной – тем паче.

Уют – это переплетение, взаимопроникновение, когда сглажены углы, когда размыты цвета. Уют не может вдруг сразу возникнуть: это процесс, это история. Лоскутное одеяло - из множества сохраненных кусочков ткани от ситцевых платьев и байковых рубашек; виноград, разросшийся на шершавой стене, и оба горячи от солнца. Не может быть уюта для новых башен, потому что ничего нет им соразмерного – не с чем переплетаться. А до неба этим небоскребам всё же очень далеко. И человек становится инфузорией туфелькой одноклеточной. В наши гуманистические годы оскаров во славу расового и сексуальноориентированного равенства, человек ничтожен, как никогда.

Что я хочу сказать. Совершенно не то, что может показаться. Снос разваливающихся пятиэтажек, строительство высотных зданий невысокого качества, превращение всеобъемлющих деревьев в скромные кусты – всё это неизбежно, видимо. Миллиардам людей нужно где-то жить, и рукотворный мир вздымается ввысь. Кстати, квартиру уже можно купить. Виртуальные 20 квадратных метров над еще неразобранной свалкой за 5 миллионов рублей. Но спешите – завтра повышение цен. Так вот, не мне из моей башни оценивать эти стройки. Я и не оцениваю. Только подумала, что даже в эту новую эпоху иногда хочется быть вальяжной и дремотной. Неужели совсем никак? Неужели только бежать в необжитые просторы?

Чем выше башни, чем зубастее пасти экскаваторов, чем скромнее черемухи, тем вежливее должны становиться люди. И ведь вроде в некоторых обществах это получается – в Японии, например. Там своих проблем – выше Фудзи, но вежливость звенящая. У нас нет. У нас с каждым новым этажом, всё суровее хмурятся брови и всё жёстче выставляются локти. Безоценочно. Размышляю.

UPD: а красавица черемуха расцвела на радость подъехавшему крану!