дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Встретились три друга и поговорили о Запредельном

9 November 2019

(Практик внимательно читает какую-то книгу. В этом момент к нему подходит Атеист)

Атеист: (проятягивая руку) Здарова бродяга! Что читаешь?

Практик: "Шантарам".

Атеист: (немного повысив тон) Я говорю читаешь что?

Практик: (смеясь, прикрикивает) Я тебе и говорю "Шантарам", книга так называется.

Атеист: Книга?! Детская что-ли?

Практик: Нет, очень крутой роман, оторваться не могу.

Атеист: Ясно, да я так мимо проходил. Дай, думаю загляну. Вспоминал разговора наш на днях про определение религии.

Практик: Да-да, я помню, я как раз хотел с тобой ещё одним соображением поделиться.

Атеист: Валяй.

Практик: Знаешь, все те определения о которых мы с тобой говорили страдают одним общим недостатком: они говорят почти исключительно о психологических предпосылках веры, о тех свойствах человеческой души, которые формируют мистические переживания.

Если бы речь шла только о психологии религии, это было бы оправдано; но нас интересует самая сущность веры, и поэтому подобные определения оказываются недостаточными для нас.

Атеист: (присев рядом с Практиком) Гля, вон Читатель чешет!

Читатель: (кричит издалека) Здарова, ботаники! Опять меня своей религией будете загружать?

Атеист: (протягивая руку вместе с Практиком) Ага, вон наш гуру разошелся опять. Продолжай, о великий учитель, мы будем внимать словам твоим))

Практик: (отвечает заулыбавшись) "Danke schön". Никакой процесс невозможно понять, если не видеть в нем взаимодействия по меньшей мере двух компонентов. Можем ли мы, например, дать удовлетворительную характеристику познания, исходя только из субъективных свойств познающего человека?

Атеист: Если мы не включим в познавательный процесс самого предмета познания, то наша попытка останется бесплодной.

Читатель: (присаживаясь на лавочку вместе с Практиком и Атеистом) Я смотрю вы на одной волне.

Атеист: ага, как говорится "с кем поведёшься, от того и наберёшься"

Практик: А у нас говорят "с мужем преподобным преподобен будеши, со строптивым развратишися" на славянском. Ну не суть. Не только с точки зрения Канта, говорящего о "вещи в себе", но и с точки зрения крайнего субъективизма признается все же некая Первооснова, Реальность, создающая, как говорит Беркли, "обманчивый мир явлений".

Поэтому, определяя религию, мы должны включать в понятие о ней и начало внечеловеческое, в контакте с которым она возникает. Известное преимущество марксистского подхода к религии заключается именно в том, что он признает такую реальность.

На фото Карл Маркс
На фото Карл Маркс

Читатель: (заулыбавшись) "Клара у Карл украла коралл."

Атеист: (дает лёгкого ляпа Читателю) Тебе лишь бы по ржать. (облокотив локти на колени, поворачиваясь к Практику) Может быть ты нам поведаешь наконец свое определение религии?

Практик: Кто я такой, чтоб давать свое определение таким возвышенным вещам. За меня вам ответит Арнольд Тойнби.

Он указывает, что в отличие от науки, изучающей частные аспекты бытия, религия обращена к нему как к целому. В этом определении мы тоже видим два начала: Бытие и человека, но Бытие - понимаемое шире, нежели в материализме.

Да, религия есть преломление Бытия в сознании людей, но весь вопрос в
том, как понимать само это Бытие. Материализм сводит его к неразумной природе, религия же видит в его основе сокровенную Божественную Сущность и осознает себя как ответ на проявление этой Сущности.

Атеист: Но если природное бытие очевидно для всех, то при помощи каких органов чувств может узнать человек о Бытии божественном? Иными словами: "Мы не видим и не слышим Запредельного, откуда же известно, что оно реально?"

Практик: Этому вопросу посвящен наш канал. Как говорится в двух словах не скажешь. Так что, братцы, до скорых встреч в следующих публикациях!

Читатель: И тебе не хворать!)

(Старые друзья жмут друг друг руки и разбегаются)