Афганистан - вне пределов времени.

Дикий, упрямый и непобедимый дух этой древней страны заставлял меня снова и снова возвращаться сюда в течение почти тридцати лет. Эти картины являются свидетельством моих многочисленных путешествий в периоды вторжения, войны, перемирия, дрейфа и относительного мира.

Однако, Афганистан никогда не меняется, несмотря на неисчислимые попытки реформировать его извне.

Поглощая удары в течение тысячелетий, он всегда остаётся прежним, вызывающим, существующим за пределами времени, в котором мы его видим. Наоборот, это Афганистан меняет всех, кто побывал там хотя бы раз. Безусловно, знакомство с этой невероятной страной изменило и меня. Я смотрю на эти фотографии, и мне кажется, что передо мной мираж. Этого не может быть. И все же это было так.

То же чувство пронизывает меня, когда меня просят рассказать об Афганистане...Это непросто: он одновременно патриархальный и хаотичный, мирный и жестокий, разрушенный и устойчивый, чудесно приветствующий и все же глубоко негостеприимный.

Изоляция и тяжелая зима - определяющие факторы жизни в такие деревушках как Кала-э Сабзи, но суровая земля является неотъемлемой частью этой культуры кочевых пастухов, что давно окорениться на высоких пастбищах. «Koh-o mar-domon moya», говорят местные: «Горы - наши люди».
Изоляция и тяжелая зима - определяющие факторы жизни в такие деревушках как Кала-э Сабзи, но суровая земля является неотъемлемой частью этой культуры кочевых пастухов, что давно окорениться на высоких пастбищах. «Koh-o mar-domon moya», говорят местные: «Горы - наши люди».

Здесь я думаю о том, что люди постоянно бормочут Инша'Аллах, с двумя перевернутыми ладонями, как будто чтобы поймать вожделенный дождь, ниспосланный Аллахом. Для афганцев Аллах - гора над горами, так как именно Он определяет смысл каждого следующего нашего часа на этой земле. Наверное, именно поэтому афганцы неохотно делают ставку на завтра. Завтра им не на что рассчитывать. Завтра - лишь воля и удовольствие Аллаха.

ИншаАллах. Именно это всепроникающее, наконец, подавляющее чувство, которое я нахожу самым трудным для передачи, когда рассказываю об Афганистане. И все же для меня это упрямое и безответственное убеждение - эта способность терпеть почти все определяет афганскую душу и мое увлечение ею.

И это сильное чувство привлекает меня туда снова и снова.

Герат, Афганистан
Герат, Афганистан

Афганские беженцы возвращаются в свой раздираемый войной район, который был разрушен двенадцатилетним конфликтом.

Озеро Band-e-Amir, R-C, Бамиан, Афганистан
Озеро Band-e-Amir, R-C, Бамиан, Афганистан

Двое мужчин принимают участие в ритуале чистки в Band i Amir.

Женщина в канарской парандже, в городе Кабул.
Женщина в канарской парандже, в городе Кабул.
Бамиан, Афганистан
Бамиан, Афганистан

Обучение детей в хазарском обществе, где грамотность выше среднего по стране. Мальчики, вроде этих учеников пятого класса в бамианской школе, все еще заполняют большинство классных комнат, но по меньшей мере 40 процентов студентов из Хазары, сдающих вступительные экзамены в колледж, теперь являются девушками.

 Продавец наблюдает за своим производственным стендом پل خمری (Пули Хумри), Баглан, Афганистан
Продавец наблюдает за своим производственным стендом پل خمری (Пули Хумри), Баглан, Афганистан

«Несмотря на то, что афганцы находятся в пике нестабильности, как и их ожесточенная независимость, эти люди, как правило, впечатляют путешественников своим достоинством и гостеприимством». Уильям Далримпл: «Возвращение короля: битва за Афганистан 1839-42»

Кабул, Афганистан 
Молодая девушка на улицах Кабула.
Кабул, Афганистан
Молодая девушка на улицах Кабула.
Бамиан, Афганистан
Бамиан, Афганистан

Мужчина читает в мечети в Бамиане.