Гафур Гилязов: Суверенитет и Конституция М. Рахимова

20 December 2018

Всё началось в Москве. «Перестройка» М. Горбачёва (с 1985 г.) во второй раз открыла «окно в Европу». Помимо общения с «Западом», начались переговоры и совместное сокращение стратегических ядерных сил. Но, чего-то не хватало ещё, пожалуй, свободы, нового, не закрытого коммунистической идеологией, взгляда на мировое сообщество и, общения с этим миром.

Руководители союзных республик договорились отказаться от СССР в нынешнем виде и создать Союзное государство на новых принципах государственного строительства, при этом планировалось изменить и статус национальных республик.

12 июня 1990 г. Россия (РСФСР) приняла Декларацию о государственном суверенитете. Это открыло дорогу для «парада суверенитетов» национальных республик в составе России, они приняли свои Декларации о государственном суверенитете. В первых рядах были Чечня, Татарстан, Башкирия, Калмыкия и Якутия. Начался развал не только СССР, но и России. В планы российского руководства такое не входило.

Руководители России, Украины и Белоруссии: Б. Ельцин, Л. Кравчук и С. Шушкевич решились, по сути, на государственный переворот. 8 декабря 1991 г. они поставили подписи под документом о роспуске СССР. В заключении документа было зафиксировано: «СССР как геополитическая реальность прекратил своё существование».

Мир потерял СССР и приобрёл 15 голодных, но свободных государства. В итоге: с одной стороны, Россия перестала кормить Среднюю Азию, Закавказье, Прибалтику и страны, объединённые под флагом национально – освободительной борьбы, с другой – рухнул оплот мировой системы социализма.

Как распорядились «свободой» национальные республики в составе России? Дальше всех пошла Чечня. Д. Дудаев убедил сограждан полностью отделиться от России, что вызвало вооружённое противостояние с Москвой.

Полномасштабная война Вооружённых сил и боевиков Чечни закончилась тысячами убитых с обеих сторон, уничтожением городов и сёл восставших. Чечня осталась в составе России.

М. Шаймиев, руководитель Татарстана, сумел обуздать радикальную молодёжь, был за федерализм с национальным лицом, «поладил» с Москвой.

Взамен, Татарстан получил финансирование, были построены новые промышленные производства, экономика пошла в гору, а уровень жизни населения повысился.

Суверенитет – сепаратизм Башкирии «мучился» до 2002 г. В чём была политическая ошибка М. Рахимова с суверенитетом и первой Конституцией? Во-первых, он и его советники неверно оценили ситуацию и, поэтому, М. Рахимов принял ошибочное решение.

Во-вторых, содержание Декларации о государственном суверенитете Башкирской ССР, на основе которой была принята Конституция республики, было безграмотным с правовой точки зрения и, утопическим в смысле реализации.

Декларация предусматривала: - верховенство республиканских законов над российскими; - собственное республиканское гражданство; - всё, что находится на территории республики (заводы, фабрики, учреждения образования, культуры, науки, природные богатства), принадлежит только Башкирии; - как следствие, отказ от уплаты налогов в федеральный бюджет; - собственные налоговые, бюджетные, судебные, внешнеполитические органы; - силовые структуры подчиняются главе республики; - получение статуса субъекта международного права.

Всё это означало создание государства в государстве и полное неповиновение федеральной власти. Такого в федеративном государстве быть не может.

В дальнейшем, Конституционный Суд России определил, что правом суверенитета пользуется сама Российская Федерация, а не субъекты в её составе.

Мои оппоненты могут возразить, что в республике состоялся референдум и, люди проголосовали за экономическую самостоятельность. Да. Но это не имеет никакого отношения к содержанию Декларации о государственном суверенитете. Башкирия, действительно, имела в советское время мощную промышленность и развитое сельское хозяйство, но люди, как и везде в СССР, жили бедно. Вдруг им сказали, что всё в Башкирии будет нашим, они поверили и повелись.

Б. Ельцин терпел политику государственного суверенитета Башкирии из соображения «политической целесообразности» - нет стрельбы, а проблема сама рассосётся. Он вынужденно (назревала война в Чечне) даже поддерживал М. Рахимова: - 31 марта 1992 г. руководством России и Башкирии были подписаны Договор и Приложение к нему от Республики Башкортостан; - не принял никаких мер после принятия Верховным Советом Республики Башкортостан 24 декабря 1993 г. Конституции РБ, полностью противоречащей Конституции России; - 3 августа 1994 г. был подписан Договор Российской Федерации и Республики Башкортостан «О разграничении предметов ведения и взаимного делегирования полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан».

После всего этого, М. Рахимов почувствовал себя не просто Президентом республики, а «хозяином». Была «задавлена» оппозиция, пошла торговля промышленными предприятиями, появились первые миллионеры, сохранялись колхозы и совхозы до их полного разорения, предпринимательство, при этом, не поощрялось, главы городов и районов назначались и одновременно были председателями Советов и депутатами Госсобрания. Никакого общественного контроля, за действиями власти, не было. Народ республики как был нищим, таким и оставался.

Работу по централизации власти, уже В. Путин, с 2000 г. начал с создания семи федеральных округов, с целью возвращения регионов России в её правовое поле.

12 мая 2000 г. В. Путин обратился с письмом к Председателю Госсобрания республики К. Толкачёву с предложением привести в соответствие с Конституцией РФ и Федеральными законами Конституцию Республики Башкортостан. Реакции не было.

Вслед за письмом, 27 июня 2000 г. Конституционный Суд РФ вынес определение по запросу группы депутатов Госдумы ФС РФ о проверке соответствия Конституции РФ отдельных положений Конституций шести национальных республик, в том числе, Республики Башкортостан. Настойчивость федерального центра заставила Госсобрание республики внести 3 ноября 2000 г. в Конституцию республики ряд изменений и дополнений. Но эти поправки не решили проблему соответствия Конституций.

Приверженность республиканской власти к самостоятельной стратегии во внутренней политике заставила, уже заместителя Генерального прокурора по Приволжскому федеральному округу А. Звягинцева направить в Госсобрание республики протест по 55 статьям обновлённой Конституции РБ. Непринятие каких-либо мер Госсобранием республики по протесту, вынудила А. Звягинцева обратиться в Верховный Суд Республики Башкортостан. Решением Верховного Суда РБ (Председатель Суда М. Вакилов) от 15 марта 2002 г. ряд статей Конституции РБ были признаны недействующими и не подлежали применению.

С принятием этого решения рушилась вся законодательная система, повседневная работа судов и прокуратуры, базирующаяся на Конституции республики. Дальше откладывать принятие новой Конституции стало невозможным.

В то же время, было понятно, раз инициатива по приведению Конституций в соответствие исходит от Президента России В. Путина, то и решение, по возникшей в республике проблеме, примет именно он. Всё зависело от В. Путина, готов он и дальше видеть лидером Республики Башкортостан М. Рахимова или нет? Вопрос мог получить разрешение только при личной встрече В. Путина и М. Рахимова. Вскоре, федеральные СМИ сообщили: «25 ноября 2002 г. в Москве состоялась встреча В. Путина и М. Рахимова. Особое место в их беседе заняли вопросы внесения изменений в Конституцию Республики Башкортостан». Кроме того, видимо, В. Путин согласился и в дальнейшем видеть М. Рахимова на посту Президента республики, об этом говорят последующие события. Сразу после этой встречи, 29 ноября, состоялось заседание Законодательной Палаты Госсобрания РБ, где в первом чтении был принят проект закона РБ «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Башкортостан».

3 декабря 2002 г. на заседании Госсобрания был принят Закон Республики Башкортостан «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Башкортостан». Здесь же на заседании закон подписал Президент М. Рахимов. С принятием новой Конституции, соответствующей Конституции Российской Федерации, все опасения М. Рахимова за своё политическое будущее были сняты.

Так закончилась игра М. Рахимова в «государственный сувернитет». Поэтому, большим недоразумением, на мой взгляд, остаётся празднование Дня республики 11 октября – дня принятия Декларации о государственном суверенитете. Ни один пункт из Декларации не воплощён в жизнь и не мог быть воплощён.

Воспользовавшись возвращением регионов в правовое поле России, федеральная власть, так её «зацентрила», что регионы сегодня не имеют вообще никакой власти. Всё и за всех решает один человек, стоящий во главе «вертикали власти». Это неправильно и является грубейшим нарушением Конституции Российской Федерации.

Гафур Гилязов, председатель отделения партии «ЯБЛОКО» в г. Бирске, специально для Уфимского Журнала