Обманутый или трус? Или как Геннадий ездил на свидание с первой любовью.

Геннадий вышел из автобуса и остановился посреди площади. Закурил. Долго стоял на месте. Домой идти не хотелось. Потом махнул рукой и зашагал к магазину. В пакете у него была непочатая бутылка вина, купил закуски, стаканчик разовый и пошел на угор, стараясь как можно дальше обойти свою улицу

Угор возвышался над поселком, и с него как на ладони видно было и поселок, и прилегающие к нему деревни и дорогу. Ту самую, по которой он, тогда еще Генка шестнадцати лет от роду мчался на своем мопеде в деревню к любимой Вальке. Его Вальке, с улыбчивым лицом и ясными, искрящимися глазами.

Темненько уже было, поэтому он обрадовался, когда увидел свет в знакомых окнах. Значит дома уже, пришла с фермы, где помогала матери.

Тихонько постучал в ворота – ответа не было. Тогда Генка пробрался к окошку и заглянул. Кровь сразу бросилась в голову: его Валька была не одна. Вместе с ней в комнате был незнакомый мужик, и они скакали по комнате. Толи игры, толи дикие пляски.

Не раздумывая, Генка перепрыгнул через палисадник, вскочил на мопед и умчался в поселок. Напился в тот вечер с парнями вусмерть, но рассказывать ничего не стал.

Больше не видел он свою зазнобу. Говорили потом, что неожиданно она ушла из школы и вообще куда-то уехала. Дознаваться не стал. Не стоит она того. Да и время лечит, сорок лет прошло.

А тут, недели две назад, увидел ее у церкви. В тот день хоронили ее одноклассника. Всколыхнулось что-то внутри и защемило сердце. А дня через два, у ее школьной подруги выспросил все, узнал, где живет, и даже телефон взял.

Долго не решался позвонить, а когда услышал в трубке задорный голос, даже горло перехватило. Поговорили и решили увидеться.

Из райцентра он сегодня и приехал.

Лучше бы не было этой встречи!

Встретились на лавочке возле пруда. Валька хорошо выглядела и совсем не казалась виноватой. Сперва даже злость какая-то выплыла и раздражение. Вино пить отказалась, но конфеты взяла. Поговорили вяло как-то о том, о сем. Не клеился разговор, одним словом. Видно мешала старая обида.

Помолчав, Валька и вдруг спросила: «Ген, а чего ты меня тогда бросил?» Геннадий аж задохнулся и в сердцах выпалил ей все, что знал! А после сидел неподвижно, опустив голову.

Валька помолчала, а потом спокойно рассказала, как в тот злополучный вечер прибежала к подруге ночью в слезах и рассказала, что мать продала ее за бутылку водки приехавшему на «картошку» мужику из города, сама завела его в дом, а потом ушла и закрыла дверь. Долго Валька отбивалась, пока не удалось выскочить в окно. Подругу попросила никому ничего не рассказывать. А утром они вместе сходили к Вальке домой, собрали кой-какие вещички, и она навсегда уехала из деревни.

Жила в городе, выучилась, вышла замуж, родила троих детей и мать на старости лет забрала к себе доживать.

Геннадий пил и плакал. В душе стоял вопрос: «Как повернулась бы жизнь, если бы в тот вечер не захлестнули эмоции»

А через полгода его не стало.