Наваждение

14 November 2018
Наваждение

Ленка была замечательная. Макар столкнулся с Ленкой в торговом центре. Уткнувшись в экраны телефонов, они не заметили друг друга и, едва не стукнувшись лбами, не смогли не заговорить.

Как только увидел ее, Макар сразу понял, как ему повезло. Веселая, смешливая, но в то же время не по возрасту серьезная барышня с копной тяжелых русых волос, она поразила его открытостью и рассудительностью.

И потекли радостные будни. Конфетки, розочки, киношки, скверы, холодная узкая ладошка в его руке – все, как положено. Но сегодня Макар нервничал. Вечером ему предстояло знакомство с Ленкиной мамой. Это обстоятельство напрягало его по той простой причине, что мама для Ленки была светом в окне. Она воспитывала дочь одна, отдавая ей самое лучшее, всю душу, всю себя. Ленка даже рассказывала о матери с особым трепетом и уважением. Этот трепет передавался Макару точно электричество по проводам.

Макар стоял перед дверью в Ленкину квартиру. Рука, сжимавшая букет, стала влажной. Успокоил себя, выдохнул, нажал на кнопку звонка.

Ленка выбежала радостная, бросилась на шею, чмокнула в выбритую щеку.

- Проходи, знакомься. Это моя мама, Светлана Ивановна.

В дверях стояла женщина невысокого роста, худощавая, темные волосы были коротко острижены, под мальчишку. Она улыбнулась и протянула руку Макару:

- Ну здравствуйте, Макар, будем знакомы.

Макар смотрел и недоумевал, как эти два человека могут быть столь непохожи друг на друга, будто мать не имела никакого отношения к Ленкиному рождению.

Топом втроем долго пили чай с шарлоткой, болтали, смеялись. Светлана Ивановна и в разговоре, и манерами не походила на родительницу, а казалась Макару старшей Ленкиной сестрой.

Уходил Макар с непонятным чувством тревоги, но никак не мог понять его происхождения. Все же прошло хорошо, даже замечательно. Всю дорогу до дома он прокручивал в голове сегодняшнюю встречу, пытаясь разобраться. Нет! Не может быть, только не это… У Макара похолодели ладони. Он отчетливо понял, что ему нравится Ленкина мама. Причем нравится по-особому, как женщина нравится мужчине. Макар гнал прочь эти мысли, но получалось плохо.

После знакомства Макар стал часто бывать в Ленкином доме. Он видел Светлану Ивановну, и все мысли Макара были только о ней. Его начала раздражать только недавно обожаемая Ленка, хотя умом он прекрасно понимал, что она не сделала ему ничего плохого. Даже ни о чем не подозревала.

Макар нервничал. Он понимал: сделай он только шаг ближе к Светлане Ивановне, тут же разрушатся и его с Ленкой отношения, и, не дай Бог, отношения Ленки с ее замечательной мамой. Макар злился на себя за то, что ничего не может поделать со своими чувствами. Он хотел Ленкину мать все больше и больше.

Макар стал приходить к Ленке реже. Она не понимала, почему так резко изменились их отношения, обижалась и злилась. Сначала Макар придумывал отговорки, избегая встреч, потом и вовсе перестал отвечать на звонки и не звонил сам. Он решил, что пусть лучше будет так, чем Ленка узнает правду. Пусть она считает, что у Макара появилась другая, пусть. Нет, он не допустит, чтобы изменились отношения между двумя настолько близкими людьми – мамой и дочкой. Уж лучше уйдет он. Светлана Ивановна пожалеет дочь, поддержит ее. Ленка забудет Макара рано или поздно, все образуется. Пусть живут счастливо.

Больше Макар никогда не видел ни Ленку, ни ее маму Светлану Ивановну.