18 subscribers

Мое интервью на "Правмир" на тему COVID-19

The material mentions COVID-19. Trust verified information from expert sources — check out answers to questions about coronavirus and vaccinations from doctors, scientists and scientific correspondents.

Советую прочитать полностью перейдя по ссылке, здесь приведу небольшие цитаты для ознакомления:

Мое интервью на "Правмир" на тему COVID-19

Владимир Барышов на работе в госпитале

Вообще, когда рентгенологи в Москве столкнулись с диагностикой COVID-пневмонии, было непросто. Коллеги прошли ускоренные курсы по КТ-диагностике заболеваний органов грудной клетки. Им пришлось быстро адаптироваться. Даже опытные врачи знали, как описать снимок, но не могли понять, можно ли конкретно эти изменения трактовать как COVID-19.

Основным признаком вирусного поражения легких при ковиде на КТ считался эффект «матового стекла», но, кроме этого, встречались небольших размеров уплотнения и многие другие нетипичные проявления вирусного поражения легких. Со временем все это мы научились правильно интерпретировать.

С чем вам лично пришлось столкнуться, какие сложности определил для вас ковид в самом начале пандемии?

— В начале апреля я заведовал отделением лучевой диагностики городской поликлиники №68. За сутки мы переоборудовали большое здание центральной поликлиники под амбулаторный компьютерно-томографический центр диагностики.

Я должен был организовать работу отделения в новых условиях и сформировать пять бригад. В одну из них вошел сам и контролировал бесперебойную работу каждой.

До пандемии врачи-рентгенологи работали по привычному графику, но возникла необходимость перестроиться, работать по 12 часов или сутками, носить СИЗы, соблюдать санитарные правила, проходить через шлюз в «красную» зону. Это было непривычно и тяжело.

К тому моменту уже были выпущены методические рекомендации, информация обновлялась, нам только практики не хватало. Но наработали мы ее быстро. Если раньше врач-рентгенолог описывал от 20 до 40 исследований в сутки, то некоторые врачи в начале пандемии описывали рекордные количества — до 200 исследований за это же время.

Мое интервью на "Правмир" на тему COVID-19

На рабочем месте в госпитале

Зачем рентгену двойное чтение

— Вам когда-нибудь удавалось выявить на рентгене то, чего не увидел другой специалист?

— Конечно. Такое случается не только у меня, но и у других врачей-рентгенологов. Вот устал врач, например. Он может чего-то не заметить. Крайне редко, но такое случается. Поэтому на профилактических исследованиях организовано второе чтение результатов.

Свежим взглядом врач может увидеть то, что не увидел коллега, который первым читал диагностическое исследование. Эта практика эффективна. Она широко применяется как у нас в стране, так и за рубежом.

— Какой нужен опыт рентгенологу, чтобы читать снимки максимально точно?

— Считается, что опытным рентгенолог становится после 10 лет практики. Он уже видел много нестандартных случаев и ситуаций, хорошо ориентируется в дифференциальной диагностике, других важных моментах.

Некоторые люди боятся рентгена, опасаются получить лишнюю дозу радиации. Оправданы страхи?

Мое интервью на "Правмир" на тему COVID-19

— Риски преувеличены, бояться не стоит. Все научные работы на этот счет говорят о том, что медицинское использование рентгеновского оборудования практически безопасно. Но применяться оно должно исключительно по показаниям лечащего врача.

Сам пациент не должен себе его назначать. Если рентген необходим для выявления патологий, то лечащий врач его назначит. У профилактических исследований есть периодичность. Флюорография — раз в год, маммография — раз в два года. Низкодозовую профилактическую КТ тоже назначает врач. Это зависит от изменений, выявленных на предыдущих исследованиях КТ, и от группы риска, к которой относится пациент.

После операции на сердце у пятимесячного Дани случился инсульт

Подробнее

С детьми то же самое. Но им не показаны профилактические исследования. Профилактическую флюорографию в первый раз делают в 15 лет.

Как меня «заразили» рентгенологией

Искусственный интеллект в современной диагностике — насколько он важен и чем полезен?

— Врач описывает исследование, и в этом деле у него есть помощник — искусственный интеллект, который формирует краткий протокол. Он отображает изображение на мониторе, отмечает теми или иными индикаторами патологические изменения. Врачу пришлось бы их искать дольше.

Автоматические измерения могут показывать, как изменился диаметр сосудов, фиксируют объем поражения легочной ткани и многое другое. Все это раньше врач рассчитывал примерно, определял на глаз либо измерял инструментами вручную, пересчитывал на калькуляторе.

Еще одна технология, которая формируется на основе искусственного интеллекта — голосовой набор текста. Все больше она внедряется во врачебную практику.

Но принятие решений в любом случае остается за врачом. Он несет ответственность за свое заключение. Думаю, что пока вряд ли искусственный интеллект заменит врача. По крайней мере, в ближайшие 10–15 лет такого точно не произойдет. Мало кто предполагал 20 лет назад, что у нас в карманах будут суперкомпьютеры, которые позволят связаться с любым человеком на любом конце земли.

Я не знал, что будет так упрощена работа врача-рентгенолога, и даже не думал об этом. Рентгенологом-то я стал по стечению обстоятельств.

Владимир Барышов

То есть это не ваш выбор в студенчестве?

— В институте выбрал военную кафедру и специализацию врача общей практики. Когда закончил вуз, служил начальником медицинской службы в войсковой части Главного ракетно-артиллерийского управления Вооруженных Сил.

Мы регулярно проводили профилактические обследования личного состава. Врач-рентгенолог, подполковник Виктор Васильевич Щербак был человек, увлеченный своим делом. Он показал мне, как работает аппарат, рассказал о профессии и «заразил» меня рентгенологией. А потом сказал: «Володя, тебе надо быть рентгенологом. Посмотри, какая это замечательная профессия!» Я загорелся, начал читать книги по рентгенологии, прошел переподготовку в Военно-медицинской академии.

Смотришь на свои легкие, а их — 50 процентов

Осенью 2020 года вы сами переболели ковидом. Удалось восстановиться?

— Я очень тяжело перенес ковид. Сильно страдал от постковидного синдрома. Он продолжает оказывать на меня воздействие и сейчас, но уже в меньшей степени.

Я переболел Covid-19 и мне все еще плохо. Как восстановиться?

Подробнее

Какие жалобы? Явных и сильных нет, но я постоянно ощущаю нехватку энергии. Сразу после выписки эти приступы были чаще и более выражены. Сейчас иногда ловлю себя на мысли, что я чего-то не в силах делать. Раньше такого не было.

Допустим, распланировал свой рабочий день, а к его середине или уже под конец понимаю, что просто нет сил. Астения (нервно-психическая слабость, синдром хронической усталости. — Примеч. ред.) — яркое проявление постковидного синдрома. Я уже не говорю про частые головные боли. Они тоже сейчас стали реже, но все же присутствуют.

Бессонницу благополучно преодолел, но не обошлось без специалистов. Принимал препараты. Не нужно считать, что последствия ковида — ерунда.

Должно пройти примерно минимум полгода с момента выписки, чтобы восстановиться полностью.

Но я не уверен, что это будет так. Это прогнозы — мои и врача.

Бывает так, что человек выходит на работу и вдруг понимает, что лечение не закончено и он далеко не со всеми проблемами разобрался. Вынужден брать больничный или внеочередной отпуск, чтобы прийти в себя окончательно.

Как вы считаете, специалисты сегодня готовы работать с постковидными проявлениями?

— Когда ковид начинался, многие врачи просто не знали ни о его течении, ни о последствиях. Не было научных исследований, другой информации.

Сейчас психиатры знают, как работать с постковидной депрессией, неврологи — с проявлениями различных осложнений со стороны нервной системы. Другие специалисты по своим направлениям тоже немало узнали о лечении последствий коронавирусной инфекции.

Когда врач-рентгенолог смотрит на свои легкие, что он видит? Стал ли пережитый опыт в чем-то полезным в профессиональном плане?

— Вряд ли я узнал больше или стал глубже в этом разбираться. Тут другое. Когда болеешь, смотришь на свои снимки, склонен к переоценке ситуации, в чем-то — к гипердиагностике. Эмоционально сложнее воспринимать эти «картинки» и понимать, что это — твои легкие, и что их 50 процентов уже не функционируют. Не могу сказать, что это дает какой-то плюс.

Многое изменилось в моей жизни с ковидом, но я не могу быть ему благодарным и воспринимать все происходящее как некую ценность. Слишком высокая цена. Очень много смертей в госпиталях и даже среди моих знакомых.

https://www.pravmir.ru/rentgenolog-vladimir-baryshov-smotrish-na-snimok-svoih-legkih-a-50-uzhe-ne-rabotaet/