Позитив дня: в Воронеже ВИЧ-инфицированные перестали прятать лицо

В преддверии 1 декабря… Хорошее слово – преддверие. Оно было начисто вросло во фразеологизм «в преддверии номер такого-то съезда КПСС».  Но выросло новое поколение, не читавшее до обеда советских газет, и «преддверие»  очистилось от  ассоциаций, снова обрело самостоятельное, позитивное значение: «в преддверии» – значит, мы стоим на пороге чего-то радостного , значимого, торжественного.

Так вот,  в преддверии 1 декабря, Всемирного дня  борьбы со СПИДом редакция газеты «Берег»- портала «Горком36» проводила круглый стол на тему борьбы с «чумой XX века». Помимо чиновников, правоохранителей и  медиков в разговоре участвовали общественники. Серьезный, с внимательным взглядом  Андрей Блонский, руководитель  реабилитационного центра для  наркозависимых. Живая, восторженная, вся искрящаяся энергией  Наталья  КоржоваОна  координатор  общества людей, живущих с ВИЧ, «Ты не один» и  17 лет  носит в себе вирус ВИЧ.  Ирина Бирюкова, тоже человек со статусом,  мать двоих детей.

Наталья Коржова – одна из первых  жителей  Воронежа,  которая, как принято говорить в сообществе, «открыла лицо» - публично  призналась  в  том, что является носительницей вируса. Потом, говорит, многие последовали ее  примеру.

- Многие – это сколько?

- Пять или даже шесть человек .

Пятеро  из трех тысяч инфицированных в Воронежской области? Это много? Но это не просто «статусники», это  активисты  движения, которые взяли на себя большую и  крайне тяжелую работу: помочь людям, которые сами на себя уже  махнули рукой. Помочь преодолетьсм ертельно страшный  порог медицинского кабинета.  Наркомана убедить пройти тест. Стать другом для каждого из них.  Ни одному  полицейскому  это не по силам.  А  ребята-активисты  могут и ночью вскочить с постели, чтобы приехать к человеку, к которому зовет их  рыдающая мать. Они олицетворяют в глазах таких матерей последний шанс на спасение.

Этот  адский труд   сегодня  все чаще  худо-бедно оплачивается – благодаря  грантам для НКО. Вчерашние активисты становятся спасателями- профессионалами. Они не ждут, что их  примеру публичного признания последуют массы. Достаточно самим служить примером, показывая, что и с диагнозом можно нормально жить,  заводить детей, иметь любимую работу.

Глядя на  улыбающееся  лицо Натальи Коржовой, я сделал удивительный для себя вывод. Как часто  мы пишем о людях, у которых  хобби перерастает в любимую работу. А здесь беда привела к любимой работе – и они  чувствуют себя  счастливыми.

По крайней мере, со стороны кажется, что все именно так.