Не судите, да не судимы будете

Епископ Варфоломей, заведующий таинствами в маленьком московском храме, завел себе страничку в фейсбуке. Там он проводит беседы с заблудшими, осуждает бесовскую йогу и настоятельно рекомендует вместо йоги записаться в православную хоровую студию «Цесаревич», а также пишет язвительные комментарии тем, кто путает сыропустную неделю с мясопустной.

В миру Варфоломея звать Юрием Ивановым. Он - бывший рокер, рейвер и прожигатель жизни.

В славные восьмидесятые - времена тусовщиков и бунтарей - Юрий носил погонялово «Жижа», молился на Курехина с «Поп-механикой», «Звуки Му» и «Алису», и единственные духовные богатства, которые он стяжал, были плоский «Винстон» и баночное пиво из валютного магазина. На нем всегда висли разнокалиберные телки, и гудел он с ними по коммунальным квартирам каждую ночь.

В девяностые он переименовался из «Жижи» в «Таблетку» и примкнул к первым танцующим наркоманам на постсоветском пространстве. Главными ценностями стали кассеты, вертушки, бобинные магнитофоны и вещества. Диджеи приравнивались к богам, а нелегальные рейвы на заброшенных складах, заводах и в сквотах к раю на земле. «Кислое» счастье захлестнуло Юрия с головой.

Сейчас вокруг Епископа Варфоломея лишь сестры милосердия из богаделен. На смену многочасовым рейвам пришли многочасовые богослужения. Косяк с хохотун-травой сменился святым причастием. Вместо Кастанеды он цитирует святого Феофана Затворника и считает, что только православная семья имеет право на существование. А всех заблудших, не кокающих яйца в светлое пасхальное воскресенье, ждет Божий гнев и кара Господня.

 Епископ – хороший человек. И очень деятельный в духовном плане. Он успевает скорбеть за всех и даже за далекую нехристианскую Японию, которая живет во мраке и неведении. Его мир четко делится на верных и неверных, и этот водораздел никак не связан с добрыми делами. Мусульманин, всю жизнь спасающий котят и бабушек, все равно посмертно прописан в аду.

Я читаю посты Епископа и все время задаю себе вопрос. Неужели Богу важно, молишься ли ты Шиве или Николаю Чудотворцу, бормочешь «иншалла» или «господипомилуй», съел ты яйцо в воскресенье или в среду, выбираешь соборование или обрезание? Неужели он столь напыщен и глуп, чтобы следить за крайней плотью каждого гражданина?

Варфоломей же уверен, что каждая душа по рождению христианка, а все иные версии - от лукавого. Он предает анафеме всех тех, кто не похож на него. И совершенно забыл, как будучи школьником, пришел на пионерскую линейку без галстука, но зато в империалистической майке «Adidas», и мгновенно был окрещен предателем родины и с позором изгнан из коммунистической организации. Сейчас он сам изгоняет из храма тех, кто ходит без креста на шее.

«Некрещеным нельзя вкушать святую воду! Большой грех!» - пишет он на своей страничке в фейсбуке и собирает множество лайков. Я тоже ставлю лайк на всякий случай, а то вдруг «не лайкнуть» – тоже грех. «Женщины во время критических дней не допускаются до целования икон!» «Собаке в храм нельзя, так как это нечистое животное!» Все это напоминает детскую игру, правила которой нелогичны и оттого еще более незыблемы. Никого не смущает очевидная нестыковка - творец, создавший собаку и женщину с месячными, считает их нечистыми и брезгливо воротит нос.

Варфоломею, как и всем нам, нужно во что-то верить. У каждого своя религия. Кто-то верит в имущественное страхование, Газпром и Тони Роббинса с его волшебными пинками. Кто-то уверен, что нет никакой другой силы над нами, кроме службы судебных приставов, министерства здравоохранения и господина президента. А кто-то поклоняется исключительно себе и мощи своего интеллекта. Последних - опрокинуть навзничь легче всего, так как ни один человек не делает столько глупостей, сколько ты сам.

Я верю в высшую силу, имя которой мне неизвестно. Обращаюсь к ней на разных языках и с разными интонациями. Пытаюсь подстроиться, понять правила игры. Иногда мне кажется, что я, наконец, ухватила суть и тогда, ощущая свое превосходство, смотрю на окружающих сверху вниз. Пока очередный жизненный поворот не собьет с меня спесь.

Увы, нет ни одного свидетельства, на которое можно было бы сесть, как на трон, и провозгласить, что это – истина. Единственное, чему можно доверять – это свету, наполняющему сердце. И единственное, чему следовать – это принимать чужую жизнь без осуждения. Как написано в настольной книге Варфоломея: «Господи, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего».

Даруй и мне не осуждать…