730 (часть 6)

18 November 2018

Не совсем потихоньку, но определенно мы дослужили, до распределения по подразделениям. Так, как с нами на учебке находились бойцы Назрановского, Железноводского и Владикавказского Пограничных отрядов, то они преспокойненько погрузившись на Уралы разъехались к местам несения службы. К нам же приехали «покупатели» из Ахалцихинского Погранотряда (г Ахалцихе) и из Московского Погранотряда (г Москва), из Округа (г Ставрополь) и аж из Арктической Группы Погранслужбы, как видим выбор был куда поехать, правда выбор был у командования, но никак не у солдат ))). Из нашей УПогЗ забрали только Б… в знаменную группу Округа, остальные поехали стройными рядами в родной Отряд. Многие из учебки попали за пределы Отряда. Сержантов наших отправили, кого в Ахалцихе, кого в Округ, даже ходили слухи, что кого то отправили в Москву.

Погрузили нас в кузов «шишиги» и собственно повезли… Приехав на место нас застроили на плацу, познакомили с командирами, прапорщиками, старшиной и дембелем сержантом. Кстати сказать офицерский «корпус» нашей Роты связи состоял из командира роты лейтенанта Д.. И все… Остальные были прапорщики. 1 Прапорщик О… – начальник радиовзвода, 2 Прапорщика начальники ЛАЗа, 1 Прапорщик начальник ЗАС, 1 Прапорщик начальник техники Роты связи, 1 Прапорщик начальник Мастерской связи и Старшина Сан Саныч. После знакомства нас повели в баню, потом менять обмундирование. Опять бл@ть одно коротко и узко, другое широко и длинно.… Как скажите мне в одном комплекте камуфляжа могут оказаться узкий верх и широкий низ ? Пришлось меняться… Качество одежды кстати оказалось нормальным, не сравнить, с тем, что было выдано в УП, то обмундирование через месяц напоминало аляповатую мешковину, сапоги лезли по швам, приходилось постоянно, что то чинить, что то пришивать/зашивать…

Первую неделю нас располагали в Ленинской комнате. Почему - не известно, для этого в ней разместили кровати. Помню первую побудку в Роте Крик дневального «Рота Подъем» и команды дежурного по роте Лехи… в переводе на нормальные человеческий язык звучавшие так – «Пора эрегироваться - концрацептивы» картина этого действия в буквальном смысле до сих пор не укладывается у меня в голове.

Дежурный кстати был немного растерян тем, что по его команде ровно через 45 секунд мы стояли построившись на «взлетке» готовые к проведению физ – зарядки по форме одежды «голый торс». Привыкшие к нагрузкам мы побегали, попрыгали по отжимались поподтягивались а спорт городке и пошли наводить утренний туалет. Мытся, убирать кровати, готовится к построению на завтрак. Подьем кстати был на час позже , чем в учебке, так же на час позже был и отбой. Утреннее построение, затем развод на учебу – устав, строевая подготовка, какой нибудь марш бросок итд,итп. Так прошел примерно месяц. Кстати, что касается дедовщины в ПВ, много говорят, что в боевых подразделениях их нет, не знаю в ВДВ, и прочих спецназах не служил, скажу о нашем отряде. Дедовщина была… Молодой боец просто обязан был выполнять всю грязную и черную работу за дедов, мыть взлетку, наводить порядок в подразделении, убирать территорию, ходить в наряды по столовой, драить «очки». По ночам деды могли поднять любого и задать вопрос «СКОЛЬКО». Боец должен был ответить, сколько служить дедушке. Или например спросить «сказку» или вот например вопрос «Какой первый Пограннаряд» перебиралось множество вариантов от ПН, секретов и прочего. Ответ был прост – «Три богатыря» Васнецова… или мало ли еще чего придет в голову маявшемуся от безделья дембелю/деду… Так же в обязанности «папуаса» входило обеспечение деда сигаретами. Хоть роди – но принеси. За незнание обычаев, традиций провинившемуся бойцу могли выписать «лося» или «музыкального лося» ( в первом случае боец складывал крестом руки на лбу ладонями наружу – получал тычку и сваливал, во втором он сопровождал пением « вот как в сказке хлопнула дверь» после удара –«все мне ясно стало теперь» или например поставить в позу крокодила ( это когда руки и ноги опирались на дужки кроватей, а само тело висело над сеткой кровати) или подвесить как летучую мышь ( человек вцеплялся к верхней койки пальцами рук и пальцами ног и висел так некоторое время) а вот еще – поза «думающего пограничника» ( Это когда человек опирал лицо об ладони, так, что бы локти стояли на подоконник, одновременно с этим ему приставлялся штык нож острием к груди, обухом к подоконнику и он должен быть стоять так, что бы штык нож не упал). Справедливости ради стоит сказать, что избиений не то, что бы не было, но определенно не одобрялось среди старослужащих, хотя дать пенделя нерасторопному солдату не возбранялось. Но повторюсь открытого беспредела не было… Каждый сам чистил себе сапоги и каждый сам подшивал себе подворотнички..

to bee continued...