«Студенческая жизнь или как с достоинством принимать вызовы»

23 February 2019
«Студенческая жизнь или как с достоинством принимать вызовы»

2002 - 2004гг.

Чем еще помогли мои знания в период поступления? Дело в том, что шел призывной возраст, а это значит, постоянные повестки из военкомата с просьбой явиться на медицинское обследование заставляли серьезное понервничать. С отсрочкой на тот момент было туговато, потому что шла Вторая Чеченская война и под этот шумок, не разбираясь, забирали кого угодно. Конечно, дети богатых родителей и здесь откупались, как только могли, спасая своих детей от неминуемой беды, однако в их число я не входил. Как и с теми подарками учителям, я полагался лишь на собственные знания, которые не подвели меня с поступлением, но не всегда одних знаний бывает достаточно. Итак, меня на правах бюджетника заселили в общежитие, из-за чего следовало выписываться из Калужского военкомата и становиться на учет по месту жительства. А это влекло за собой определенные риски, так как военный билет в Москве стоил порядка пяти тысяч долларов, порой, расценки доходили до десяти, а в Калуге аналогичные услуги составляли в разы меньше (около двух тысяч). Отсюда возникает вопрос: “Где восемнадцатилетнему парню, студенту, брать такие деньги?”. И вот здесь встретились мои познания, предыдущий опыт зарабатывания денег и желание получить “безлимитную” отсрочку от армии, что являлось моей краткосрочной целью, потому что ни с кем я не собирался воевать. Согласитесь, путевка в новую жизнь стоила недешево.

“Проблема не приходит одна... На момент поступления в Москву, мои родители решили развестись. Это очень болезненный фрагмент, который я вынес отдельно. Тяжело о нем вспоминать даже сейчас... сложно с принятием было и тогда. Семья из четырех человек, по сути, распадалась – каждый выбирал свою дорогу...”

§ Мелкие подработки: промоутер, доставка пиццы

“На первом курсе университета было, порой, непросто. Денег явно не хватало на проживание, иногда, приходилось голодать. Я заходил в продовольственный магазин “Пятерочка”, полностью затаривал корзину продуктами и двигал ее ногой между кассами. Сам же пробивал какой-нибудь батон за шесть рублей. Такой адреналин до того момента я никогда не испытывал, ведь последствия могли быть самыми плачевными, если бы меня взяли с поличным. Придя в общагу, я щедро со всеми делился наворованным: дорогими сырами, колбасой, фруктами и т.д. Почему я это делал? Потому что не хотел перебивать голод сухими макаронами или “Дошираком”, который портит желудок. Данная тема мне сразу не понравилась, поэтому я быстро с нее спрыгнул и стал зарабатывать деньги честным трудом”

Итак, понеслись мои первые студенческие подработки. Связаны они, как с промо и рекламными акциями, где я побывал, и в роли супервайзера, и в роли простого исполнителя, так и с обычными торговыми сделками “купи-продай”. Это занимало пару дней в неделю буквально по три-четыре часа в день. Вообще, если Вы приходите в какую-то широкую сферу бизнеса, например, реклама и пиар, то Вас никто сразу не сделает администратором, или начальником отдела, а об управляющем и не мечтайте. Здесь важно понимать: прежде чем получить руководящую должность, Вы должны проработать nn-ое количество времени в роли подчиненного, причем в каждой из его областей (чем больше, тем лучше!). Изучая рынок изнутри, Вы постепенно становитесь экспертом и, не дожидаясь долгожданной руководящей должности, открываете собственный бизнес. Вот один из дельных советов!

Подобным образом поступал и я, по крайней мере, куда бы не устраивался, везде появлялся интерес заглянуть внутрь, как отлажен механизм того или иного бизнес- проекта. Так произошло с пиццерией, где приходилось работать между зимней и весенней сессией “два через два”. Нам давали специальную куртку, бейсболку, сумку с заказами, и говорили, куда доставить в течение сорока-пятидесяти минут. Этим занятием можно было убить двух “зайцев”: во-первых, хорошо изучить Москву; во-вторых, познакомиться с тем, как занимаются предпринимательством другие. Сюда же включайте бесценный опыт, который наводил на соответствующие выводы. Они строились на ряде вопросов: “Как устроена логистика компании?”, “Откуда поступает столько заказов?”, “Как осуществляется взаимодействие с клиентами и распределяются заявки между курьерами?”, и, конечно же, не менее интересовала доходно-расходная часть. Будучи разносчиком пиццы, я неоднократно представлял себя управляющим – захаживал на кухню, чтобы понаблюдать за работой поваров. Вообще, на тот период в Москве открывалось огромное количество новомодных бизнес-проектов, которые с запозданием доходили до провинциальных городов. Тех, кто подмечал данный нюанс, ждал успех! Потому что все мы люди, и то, что “выстреливает” в столице, при грамотном подходе “стрельнет” и в провинции.

Если кто-то из Вас проживает в районном центре, то мой Вам совет – съездите в столицу и понаблюдайте за новомодными бизнес-тенденциями!

Но вернемся к промо, чем тоже пестрила вся Москва: акции и скидки супермаркетов, подарок за покупку, различные дегустации сыра, йогуртов и других молочных продуктов, продажа техники и т.д. Мы стояли на самых людных улицах города, иногда на проезжей части, где возле светофора скапливался большой поток машин, и там занимались раздачей листовок. Нужно было всѐ передать из рук в руки за определенное количество времени. К подобного рода листовкам люди относятся с явной опаской, хотя многие из вежливости брали, но бывали и те, кто при тебе комкал и отправлял спам в мусорное ведро. Я наблюдал за реакциями прохожих, сканировал их, чтобы на будущее понять для себя, чем можно зацепить потенциальных клиентов. Есть ли какая-то связь между получением флаеров на улице и конечной покупкой? Зависит ли от нас, простых промоутеров, результат? Я хотел разбираться в эффективности той или иной рекламной кампании, чтобы знать, что работает, а от чего стоит отказаться. Я молча и терпеливо выносил недовольство прохожих, сохранял спокойствие, даже если насквозь промокал под дождем или содрогался от холода на лютом морозе. Поверьте, мозги функционируют всегда – они, в отличие от рук, находятся в тепле, а в экстремальных условиях они соображают еще лучше. Я не плакал и не ныл, спокойно выжидая момент, когда подойдет смена, далее отправлялся на занятия, чтобы разобраться с “хвостами”.

“Скажу честно, я никогда серьезно и надолго не работал по найму: в моей трудовой значится лишь единственная запись, правда, где сама книжка сейчас, я не знаю. От силы месяц я работал на кого-то (исключение: работа в банке, о чем речь пойдет позже) – всѐ остальное время только на себя и в этом мне здорово помог университет”.

В общежитие я возвращался очень поздно, где ждала меня разношерстная компания. Первый ботаник, который сидел над чертежами от заката до рассвета, не выключая в комнате свет. К пяти часам утра, казалось, он их рисует закрытыми глазами. Боюсь предположить, когда он спит, тоже видит пред собой циркуль и карандаш, и вздрагивает при виде малейших неточностей на листе бумаги? Второй музыкант с гитарой, постоянно “брымкающий” на расстроенных струнах, устраивал концерты по заявкам, отвлекая тем самым чертежника. Третий – компьютерный геймер. Наверное, ему единственному было на всех наплевать, его мир – виртуальная реальность! Ну, и я, спортсмен, валившийся с ног после трудного дня. Синергия стояла страшная, но не всегда она играла мне на пользу: начиная от “прошлогодней” посуды в раковине, заканчивая режимом “non-stop”, когда никто не ложился спать раньше того, чем звонил мой будильник. Именно в общежитии я научился засыпать при включенном свете и под разноплановые звуки, исходившие от моих сожителей: непрерывно хлопающие двери, пьяные крики соседей, разборки, выяснения отношения, чего только не происходило. Кто-то даже хотел закурить в комнате с открытым окном, но к счастью, не все его поддерживали. Так долго продолжаться не могло, и я для себя строго решил – на следующий год пробить отдельную комнату в общежитии без напряга и “сюрпризов”.

“По поводу звонков родителям... На первом курсе я говорил маме, что буду звонить раз в неделю и рассказывать о своих делах. Однако маме было сложно перестроиться, привыкнуть и получать от меня звонки раз в неделю, она сильно переживала и просила звонить чаще, хотя бы каждый день по минуте. Но я всѐ равно звонил раз в неделю, а приезжал еще реже, примерно раз в месяц. Лишь сейчас я понимаю, насколько нужно было ценить каждый звонок с мамой и каждую встречу...”

§ Списки на отчисления

Итак, как-то удавалось совмещать подработку, учебу и тренировки. Если не попадали на какую-то лекцию, то заранее договаривались с преподавателями, чтобы приходить с параллельным потоком. Как правило, нам разрешали... А на некоторые лекции можно было и не ходить. Конечно, попадались и сложные предметы, которые забирали кучу времени, например, техническое черчение или начертательная геометрия. И тут ботаник в общежитии приходился как никогда кстати – он помогал мне экономить драгоценные часы в сутках, которые расценивались чуть ли ни на вес золота. Не зря говорят: “Время – деньги!”. Тогда я понял, насколько оно мне дорого. Однако встречались не только трудные предметы, но и тяжелые по характеру преподаватели, договориться с которыми не представлялось возможным. Как сейчас помню, учитель химии Лебедев Роман Александрович – тот еще “чикатило”! Он заставил меня хорошенько понервничать, да и не только меня. Многие от него страдали, включая родителей студентов. Меня он невзлюбил особым образом, что выражалось в его словах: “Химия – не ваш предмет”.

Ну, а если не мой, то это означало лишь одно – мне никогда не сдать данный экзамен, поэтому зимняя сессия первого курса была “исторически” провальной.

Вряд ли мне позабыть тот период, когда сокурсники уходили на каникулы с облегчением, а мне предстояло изрядно попотеть, пересдавая экзамен раз за разом чуть ли не до середины следующего семестра. Дошло до того, что я приезжаю домой и мама просит показать зачетку, чтобы очередной раз убедиться в моей успеваемости. И тут всплывает эта проклятая химия и слова препода: “Химия – не ваш предмет”. Надо понимать, экзамен – малая часть проблемы. Намного серьезнее списки на отчисления возле деканата, где фигурировало мое имя. А более серьезнее, это постоянные повестки из военкомата. То есть, одно цеплялось за другое: не сдача сессии грозила мне Чеченской кампанией в перспективе. Вот он вызов жизни для девятнадцатилетнего подростка, за кем нет больших денег и связей. Лебедев действительно предрешал мою дальнейшую судьбу – единственный человек, с кем мне не удавалось найти общий язык. Мама настояла на поездке со мной в университет, отчего мне было вдвойне неприятно. Она берет отгул на работе и едет со мной на самой ранней электричке в Москву. Когда мы встретились с Романом Александровичем, он по-прежнему повторял: “Вашему ребенку не дано, а если человеку не дано, значит, ему нужно идти в армию”, тем самым высаживая маму на эмоции и доводя ее до слез. Помню, стоял тогда и думал: “Нет. Такого больше нельзя допускать”, настолько мне сложно было находиться в подобном положении. Мама дипломатично спрашивала у Лебедева, какие есть пути разрешения проблемы, на что он нахально отвечал, мол, берите газету “Из рук в руки” и ищите репетитора. Конечно же, времени в обрез, март месяц, тут не один день понадобится, чтобы пройти подготовку, но преподаватель сжалился, видя слезы матери и дал контакт своего коллеги. В конце концов, химию я сдал с седьмого раза, но еще долго продолжал повторять фразу: “Я такого больше не допущу!”. Данный урок я выучил на всю жизнь.

Оказалось, одних знаний недостаточно – надо еще уметь договариваться с людьми и учитывать их интересы. Скажем прямо – моя дипломатия с Романом Александровичем провалилась, поэтому мне нужно было, чем скорее, тем лучше, наладить связи с администрацией университета. Однажды я пришел на кафедру и сказал заведующей физического воспитания, что являюсь кандидатом в мастера спорта по настольному теннису с российским рейтингом, дабы пробить для себя дополнительные преференции. Она при мне звонила своим коллегам и хвасталась всем, что у них на факультете обучается чуть ли ни спортивная звезда и необходимо для него подобрать соответствующее место. Итак, под меня собрали команду для межвузовских соревнований, а вскоре сделали и главным тренером. Если бы раньше догадался об этом шаге, то ничего подобного с экзаменом по химии не случилось бы, потому что заведующая имела большое влияние на весь преподавательский состав и впоследствии спасала меня на четвертом и пятом курсе по спецпредметам. Чего она там им говорила, известно только ей. Но я постоянно задавался вопросом: “Почему не заявил о себе намного раньше?”. Наверное, был настолько занят подработками на улице, что не обращал внимания на бесценный потенциал, поджидающий меня в стенах университета – это, пожалуй, единственное оправдание. Поэтому советую каждому оглянуться и посмотреть вокруг. Быть может, море возможностей прямо перед Вашим носом.

“Если капнуть глубже и проследить всю сюжетную линию, то станет понятно, откуда идет мой навык занятия настольным теннисом. Он “прямой нитью” тянется из летнего лагеря, где я поспорил с соперником и дал себе слово, что рано или поздно обыграю его. Слово я сдержал, а навык настольного тенниса пришелся кстати во время обучения в ВУЗе и после...”