Ковчег. Пролог(часть 2)

Ковчег. Пролог(часть 2)

- Луис, что ты там бормочешь себе под нос? - прозвучал за спиной раздраженный голос пекаря Ранда Бишоу.

Луис Рид обернулся за звук голоса. Старый пекарь стоял у входа, сжимая в руках сальный передник. На левой щеке краснолицего мужчины все ее оставались следы белоснежной муки, а в глазах читалось раздражение и гнев.

- Хлеб еще не отрастил себе ноги, чтобы самостоятельно забираться на прилавок. Кроме того, нужно провести дополнительные приготовления для новой порции теста. Завтрашний день обещает быть насыщенным. - проворчал Бишоу, разворачиваясь в сторону пекарни. - Поторопись.

Луис промолчал, чем вызвал еще большее раздражение у старого ворчуна. Поведение недопустимое для мальчика-сироты, росшего среди трущоб Галларада.

- Луис!- вскрикнул возмущенный Бишоу. Такого непослушания он терпеть не собирался. - Марш сюда!

- Да, господин. - отозвался мальчик.

Продолжая ворчать, Ранд Бишоу скрылся в дверях пекарни. Скрипнула половица. Слышалось удаляющееся шуршания широких одежд на тучном теле пекаря. Луис, без особого энтузиазма, поплелся следом. Вечерняя работа была одна из самых тяжелых в ежедневных ритуалах, казавшихся бесконечных работ.

Однако не сделав и двух шагов, остановился. Что-то привлекло его внимание. Запах. Вонь.

Ковчег. Пролог(часть 2)

Луис опустил взгляд. Взору его предстал труп кошки, издохшей видимо более трех суток назад. Дурное предзнаменование встретить такое под вечер. Как не заметил ее, делая утреннюю уборку вокруг пекарни, Рид не знал. Однако оставлять все как есть было не лучшей идеей. Если мастер Бишоу увидит его попустительство — проблем не избежать. Мысли о физическом наказании, как и плети, заставили мальчика поежиться.

Луис поморщился от отвращения. Вонь стояла такая, что тошнота подступала к горлу, сводила желудок. Однако, среди гаммы чувств, охватывающий разум Рида, было нечто еще — любопытство.

Подняв лежавшую у обшарпанной стены палку, мальчик приблизился к трупу животного. Опустился на корточки, внимательно присмотрелся. С осторожностью изучал представленный объект.

Покрытая пылью шерсть скрывала рваную рану на левом боку, в глубине которой проглядывались фрагменты костей и копошащиеся, похожие на белые нити, черви. И вновь отвращение боролось с любопытством.

«Любопытная неизбежность» - подумалось Луису. - «Для кого-то смерть конец существования, а для других пир и возможность продолжения жизни. Одни живут за счет других. Поглощая остатки чужого — живут сами не предлагая ничего взамен. Жизнь ради поглощения и поглощение ради жизни. Без морали, без Бога. Только жизнь и только смерть, дарующая пищу». - Наконечник палки коснулся окоченевшей тушки. Вонь усилилась, а черви с возмущением закопошились. Кто-то непрошеным ввергся в их вселенную, пытаясь нарушить привычный уклад.

- Луис! - послышался визгливый голос Бишоу.

Продолжение следует...