Недееспособность гаранта Конституции РФ .

2,3k full reads
3,4k story viewsUnique page visitors
2,3k read the story to the endThat's 67% of the total page views
3 minutes — average reading time

Очередное обращение к Президенту РФ и ответ Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций (далее – Управление) установили очередной беспредел Управления. Честно говоря, ответ заставляет очень крепко задуматься. Судите сами, дорогие граждане Российской Федерации, которые думают, что у нас есть дееспособный гарант Конституции РФ.

Обращение основано на том обстоятельстве, что полномочия непосредственно гаранта Конституции РФ предполагают высшую юридическую силу государственной власти, осуществляемой Президентом РФ в лице ГАРАНТА Конституции РФ. Т.е., в случае явного нарушения любым органом государственной власти, в том числе судом, положений Конституции РФ, в том числе конституционных прав и свобод граждан, осуществление которых не нарушает права и свободы других лиц и по предусмотренным нормой ч.3 ст.55 Конституции РФ основаниям не ограничено федеральными законами, именно в лице гаранта Конституции РФ Президент РФ имеет право и обязан осуществить действия, пресекающие нарушение Конституции РФ, в противном случае Конституция РФ не обладала бы в действительности высшей юридической силой, а Президент РФ не был бы гарантом. По-моему, это логично, разумно как по понятиям, так и юридически. И не важно, какой государственный орган нарушил Конституцию РФ, в том числе соответствующие Конституции РФ права и свободы граждан. При этом суд, при осуществлении правосудия и государственной власти, обязан соблюдать Конституцию РФ, что, в свою очередь, исключает право суда принимать решения, результат которых, отражает явное нарушение конституционных прав и свобод граждан.

На том основании, что Управление, в случае, если существо обращения отражает обжалование судебного акта, имеет право отказать в предоставлении письменного ответа (это предусмотрено законом), в начале обращения к Президенту РФ изложено следующее: «В целях исключения толкования обращения как обжалование судебного акта, автор уведомляет Управление о том, что судебные акты в настоящем обращении указываются исключительно в целях обоснования лишения конституционных прав гражданина, лишение которых на территории Российской Федерации не допускается, вследствие чего, не допускается принятие актов лишающих реализацию и осуществление конституционных прав».

Непосредственно само обращение выражается в следующем: «на том основании, что:

− признание права гражданина осуществить реализацию предусматриваемого нормой ч.2 ст.24 Конституции РФ права осуществить получение обеспечения возможности ознакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, является обязанностью государства, осуществляемой, в свою очередь, судами Российской Федерации посредством осуществления правосудия, определяющим и устанавливающим соответствие реализуемых и осуществляемых гражданином прав и свобод Конституции РФ и законам;

− установленная положением нормы ч.1 ст.17 Конституции РФ гарантия соответствующих Конституции РФ и не ограниченных в осуществлении федеральными законами прав и свобод обладает высшей юридической силой, исключает на территории РФ лишение права осуществить соответствующие Конституции РФ права и свободы, в том числе получить обеспечение признания (как процесс) права;

− обязанность суда соблюдать ч.1 ст.17 Конституции РФ исключает право суда осуществить бездействие по осуществлению в судебном порядке признания права, при этом Волгоградский областной суд отказал в осуществлении обеспечения признания права;

− Конституция РФ имеет высшую юридическую силу;

− полномочия гаранта Конституции РФ, в случае нарушения соответствующих Конституции РФ прав и свобод, предусматривают высшую юридическую силу государственной власти, осуществляемой гарантом Конституции РФ, или же в противном случае Конституция РФ была бы беззащитна и аннулировалась её высшая юридическая сила,

прошу:

Во осуществление права получить обеспечение реализации полномочий гаранта Конституции РФ и конституционных прав;

- во осуществление защиты права свободно осуществить реализацию конституционных прав и свобод;

- во осуществление права получить обеспечение признания в судебном порядке права свободно осуществить реализацию конституционных прав и свобод, -

предоставить информацию о составляющих полномочия единоличного органа государственной власти Президент Российской Федерации, обладающим государственной властью гаранта Конституции РФ, правах, на основании которых, в целях защиты конституционных прав, гражданин РФ имеет возможность обратиться к гаранту Конституции РФ».

На данное обращение Управление в лице главного советника департамента рассмотрения жалоб и правовой работы предоставило ответ, существо которого отражает следующее:

Во-первых, несмотря на уведомление что обращение не обжалует судебный акт, Управление истолковало обращение как обжалование судебного акта (просто так решило по своему усмотрению), и во-вторых, и это более интересный ответ, цитата: «Государственные органы и должностные лица не вправе в своих действиях исходить из предположения, что вступивший в законную силу акт или действия судьи являются неправильными. Действующим законодательством не предусмотрена подчинённость и подконтрольность судов иным государственным органам и иным лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации». Классный ответ. Не правда ли? Гарант Конституции РФ не имеет право, во осуществление защиты Конституции РФ, обязать суд осуществить обеспечение гарантированной судебной защиты права путём признания права. Это как вообще возможно при дееспособном гаранте Конституции РФ? Президент РФ опущен ниже плинтуса. Его просто стёрли с лица земли Российской. И кто? Его же Управление. И это уже не просто оскорбление, а отнятие полномочий у президента РФ, по существу захват власти неизвестными лицами. Довод о том, что законом не предусмотрена подчинённость и подконтрольность судов Президенту РФ не состоятелен, потому как, подчинённость и подконтрольность непосредственно в части нарушения Конституции РФ возникает из полномочий ГАРАНТА Конституции РФ и не исключает право Президента РФ, в силу полномочий ГАРАНТА, обязать суды исполнить осуществление гарантированного обеспечения судебной защиты права. Акцентирую - не осуществить признание как результат, а осуществить процесс признания, при котором суд определит соответствие или несоответствие прав Конституции РФ, при этом данное действие президента не является вмешательством в правосудие, это действие только обязывает осуществить гарантированное правосудие (признание права в судебном порядке). При этом ни в одном действующем на территории Российской Федерации законе нет положения, в котором бы исключалось право исходить из предположения, что вступивший в законную силу акт или действия судьи являются неправильными. В действующих на территории РФ законах нет норм права, в положениях которых, суды были бы исключены из числа органов государственной власти, обязанных соблюдать Конституцию РФ, также и физические лица, состоящие в должности судьи, не исключены из числа должностных лиц, обязанных соблюдать Конституцию РФ. Несмотря на неприкосновенность судей, их действия не составляют объект неприкосновенности, об этом свидетельствует Закон РФ о статусе судей, вследствие чего, обжалование их действий не нарушает их право на неприкосновенность. Управление на основании веры граждан в институт Президенства просто придумало для граждан РФ новую норму права в защиту бездействия гаранта Конституции РФ. И вообще, кто сказал, или где написано, что судьи это эталон законности, порядочности и их действия безупречны? Этот довод элементарно опровергается тем обстоятельством, что существует апелляционное и кассационное обжалование, которые отражают как раз то, что судьи могут быть и не правы. Всё вышеизложенное только подтверждает тот довод, что государство обкатывает новую схему действий по беспределу в отношении граждан РФ. Просматривается негласный сговор государства и судов. И всему этому покровительствует физическое лицо, состоящее в должности Президента РФ, или, оно вообще ничего не контролирует в силу недееспособности. А какой ещё можно сделать вывод, если предусмотренные Конституцией права явно нарушаются государством в лице органов государственной власти, и при этом суды отказываются признавать конституционные права? При этом признание и защита прав и свобод есть обязанность государства. И принцип разделения и самостоятельности властей здесь ни при чём, эти принципы не порождают право нарушать Конституцию РФ.