Кровавое прошлое станции Казынет

«Шанс» – о жуткой трагедии 30 лет спустя.

Тридцать лет назад, в 1989 году, не только Хакасию, но и всю страну потрясло зверское убийство семерых подростков на глухой железнодорожной станции Казынет в Аскизском районе. Вспомним те ужасные события.

Семь трупов на рельсах

Утро 12 августа 1989 года, суббота. Семеро мальчишек из шахтерского городка Междуреченска Кемеровской области собрались в тайгу за кедровыми шишками. Крепкие, выносливые ребята, они и таежниками тоже были опытными, и компания у них дружная, в общих походах спаянная. Родители отпускали детей без опаски, только не знали, что в тот день видели их живыми в последний раз.

Мальчишки должны были вернуться в воскресенье, но не вернулись и в понедельник. А к вечеру измученным родителям сообщили страшную весть: в ночь с 13 на 14 августа все семеро погибли под колесами товарного поезда. Уму было непостижимо: как так, все семеро одновременно попали под колеса идущего на огромной скорости товарняка?

Предварительные данные судмедэкспертизы подтвердили: да, смерть наступила под колесами поезда. Травмы прижизненные… Но та же экспертиза показала, что ребята были абсолютно трезвыми, и, значит, их слишком крепкий сон объяснить одной усталостью никак нельзя. Разве что на момент наезда они были в бессознательном состоянии? Но следствие не сдавалось: никакого преступления не было, мальчиков никто не убивал. Эти выводы окончательно переполнили чашу терпения родителей. В адрес Генеральной прокуратуры России и президента страны отправилось письмо.

Президент наложил резолюцию: «Следствие возобновить!». 8 октября 1991 года дело о казынетской трагедии принял в производство следователь по особо важным делам при генеральном прокуроре Владимир Гуженков.

Со дня гибели Димы Шкребцова, Ромы Еременко, Олега Толкунова, Славы Дурнова, Вадика Ганиева, Коли Костика и Вити Дорохина прошло три года. Задача, стоявшая перед следователем, казалась неразрешимой. Время, дожди и снега бесследно смыли те свидетельства, которые еще оставались на момент первичного расследования, но так бездарно были утрачены или не приняты к сведению…

Но у Гуженкова образовался надежный контакт с родителями, и они помогали ему, чем могли. Они согласились и на эксгумацию, необходимую для новой, более детальной экспертизы.

Из заключения повторной судебно-медицинской экспертизы: «Установлено, что у Еременко Р.С. первично образовались локальный перелом правого теменного бугра и перелом нижней челюсти справа. Эти переломы образовались от воздействия твердых тупых предметов…

Толкунову О.В. первично причинены локальный перелом лобной кости, разгибательный перелом нижней челюсти слева с признаками повторной травматизации справа. Во время травмы груди и живота Толкунов был живым или находился в глубоком бессознательном состоянии…».

Подобные, очень похожие травмы были выявлены на останках всех погибших мальчиков. Судмедэксперты отметили, что они были нанесены тупыми предметами. Мальчишки были на ногах, когда их убивали. И следствие установило: то были путейские молотки и гаечные ключи. В экспериментах с биоманекенами были получены совершенно идентичные травмы.

Тогда прояснилась, наконец, жуткая картина давней таежной ночи.

«Добить всех! Свидетелей не оставлять!»

Мальчики вымотались в тайге и, выйдя к станции Казынет около полуночи, опоздали на последнюю электричку. Тайга, раскинувшаяся по обе стороны железной дороги, была угрюмой и пугающе черной. Только нити рельсов слегка серебрились в свете луны, изредка выглядывающей из-за облаков. Деваться было некуда: в поселке, что располагался у станции, всего-то три деревянных дома да магазин. Все окна темны, жители давно спят. Как будто…

Скоро должен был пройти пассажирский поезд из Абакана, ребята надеялись заскочить в него. Августовские ночи в тайге холодны, а по утрам бывают даже заморозки. Они устроились на перроне и стали ждать появления поезда.

А в это время со стороны станции к ним приближались. Пьяная компания нелепых людей, живших в станционных домишках и работавших там же путейцами. Они сидели дома и пили, Бог знает, сколько и что, а выпили все – и им показалось мало. В магазине пусто – знали доподлинно, поэтому пошли на станцию, может, у проводников с проходящих поездов удастся что-то раздобыть. А тут чужие мальчишки. Сидят на перроне, как дома. И выпить нет у них ничего. В отличие от «хозяев», «гости» спиртного никогда не употребляли.

Ссора развязалась беспричинно, внезапно. Только потому, что хозяевам не понравились ребята. Крепкие, уверенные. За словом в карман не лезут. И до того скучно сделалось мужикам при их виде, вдобавок и выпивки не нашлось. А тут развлечение – поставить на место зарвавшихся горожан. И повод нашелся: чужаки вроде бы хотели рельсы закоротить куском проволоки, чтобы поезд остановился на красный сигнал светофора.

Николай Кольчинаев, лейтенант милиции, заехавший погостить к своим родственникам Байлагашевым, выхватил пистолет и ударил рукояткой по голове самого высокого мальчика. Тот упал, как подкошенный. Кольчинаев – сильный мужик, мастер спорта по тяжелой атлетике, и удар он нанес сокрушительный. И сразу понял, что убил мальчика. Потому и крикнул своим собутыльникам: «Добить всех! Свидетелей не оставлять!» А те словно озверели….

Мальчики пытались бежать, но Кольчинаев заорал: «Стой, стрелять буду!» Им бы бежать без оглядки, но приказал ведь сотрудник милиции. К тому же передернул затвор пистолета.

Из показаний обвиняемых:

Николай Кольчинаев: «Сначала ударил одного парня пистолетом, а затем и другого по голове сверху вниз…»

Николай Байлагашев: «…Я набросился на парня, мы сцепились и упали на землю. Он никакого сопротивления не оказывал и не делал попытки подняться…»

Юрий Отургашев: «…Все наши путейцы стали догонять ребят и бить их по головам предметами, что были у них в руках. Кирсанов Василий бил ребят по голове путейским молотком…»

Юрий Кирсанов: «…Байлагашев сказал, что если мы не будем их убивать, тогда они, то есть Байлагашев, Кольчинаев и Василий Кирсанов, убьют меня…»

Кажется, потом убийцы отрезвели немного. Они составили вдоль насыпи рюкзаки, развязали их, достали кое-какую снедь – пусть подумают, что ребята перекусили и легли отдохнуть. Затем перетащили свои жертвы на пути и положили между рельсов. Знали путейцы: скоро поезд пойдет и неминуемо зацепит, покорежит, потащит… Очень спешили: уже гудели, дрожали стальные ленты рельсов, и уже выбивался из-за поворота луч прожектора на локомотиве, высвечивая частокол деревьев вплотную подступившей тайги.

А потом эти пятеро пошли по домам. Не знаю, спали они в ту ночь или нет. Думаю, что все-таки спали.

Суды и приговоры

В 1995 году в Новокузнецке состоялось выездное заседание Кемеровского областного суда. Четверо обвиняемых были приговорены к смертной казни за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. Отургашев – к четырем годам лишения свободы (недонесение о преступлении).

Только скорбная история продолжалась дальше…

Приговор вступил в законную силу. Но в сентябре 1996 года Президиум Верховного суда РФ изменил судебные постановления по этому делу в связи с запретом высшей меры наказания. Родители не сдавались, и с февраля 1997 года бригада следователей Генеральной прокуратуры РФ начала новое расследование по факту гибели семерых подростков на станции Казынет по причине не до конца расследованных обстоятельств. Но только в марте 2001 года дело об одном из самых загадочных преступлений конца 20-го века приняли к рассмотрению в Верховном суде Республики Хакасия.

На скамье подсудимых оказалось уже трое обвиняемых (один из фигурантов умер): Николай Кольчинаев – бывший участковый инспектор милиции, на то время уже работал юрисконсультом и числился депутатом сельского совета; Николай Байлагашев и Василий Кирсанов, трудились путейскими рабочими.

Вспоминает полковник милиции в отставке Виктор Тимков:

Смею утверждать, что тела подростков были уложены на рельсы с определенным умыслом, чтобы машинист поезда не сразу мог их заметить. Поэтому сразу же напрашивается вывод, что действовали профессионалы-железнодорожники, хорошо знавшие рельеф местности и то, что поезд, выйдя из одного поворота, тут же впишется в кривую второго, отчего световой луч на доли минуты уйдет в сторону. Поэтому машинисты заметили темные предметы на рельсах менее чем за сотню метров от локомотива. Даже нажатие на экстренный тормоз не могло спасти положение. Убийцы знали об этом и очень хорошо все просчитали, чтобы скрыть преступление…

В ходе судебных заседаний были оглашены все материалы (25 томов) предварительного следствия, исследованы все доказательства вины обвиняемых, которые, в свою очередь, выдвинули новую версию, что не только не совершали преступления, но даже не были его свидетелями. И это тоже надо было тщательно проверить. Всего по этому делу были заслушаны более сотни человек, допрошены свидетели, которые не были указаны в прежнем обвинительном заключении, а также судмедэксперты, проводившие первичную судмедэкспертизу.

Осенью 2001 года Верховный суд Республики Хакасия вынес свой вердикт: подсудимые Николай Кольчинаев, Николай Байлагашев и Василий Кирсанов были признаны виновными в совершении тяжелейшего преступления – убийстве семи подростков. Все три оставшихся в живых убийцы получили от семи до десяти лет лишения свободы в колонии особо строгого режима.

Шанс Онлайн