Надежды угасают с каждым днем

Что могло случиться с пропавшими туристами близ Приискового?

В районе поселка Приисковый 24 ноября в страшную метель пропало четверо туристов – трое мужчин (39 и 40 лет) из Красноярска и 36-летняя девушка из Саяногорска. Спустя четыре дня были обнаружены три снегохода и «лежка» со следами от костра, в которой, скорее всего, компания и пережидала метель.

С первых же дней сложнейших поисков к спасателям подключились волонтеры. В общей сложности в операции задействовано больше 50 человек (31 сотрудник МЧС, 10 сотрудников МВД, число добровольцев постоянно меняется). Тем временем Следственный комитет начал доследственную проверку по факту бесследного исчезновения людей.

В ГУ МЧС по Хакасии поясняют: группам приходится работать в глубоком (от полутора до двух метров) снегу, при сильном ветре, существенном перепаде высот, а с середины недели – и при низких температурах воздуха. За это время был обследован огромный участок местности – более 330 квадратных километров. При этом поиски ведутся не только наземным способом, но и с воздуха, когда позволяет погода. С мест сообщают, что родственники даже подключили к патрулированию частный вертолет. Но и такой осмотр не принес результатов.

– На глубоком рыхлом снегу, оставшемся после прошедшего бурана, любой свежий след виден сверху на достаточно большом удалении, – говорят спасатели.

Специалисты внимательно и не раз осмотрели всю территорию в районе того места, где была обнаружена техника – окрестности горы Арарат и русло близлежащей реки Левая Сарала, а также все охотничьи домики неподалеку. Был даже привлечен кинологический расчет. Но, к сожалению, поисковая собака не смогла работать в условиях глубокого снежного покрова.

По мнению спасателей, имеющих огромный практический опыт как в зимних походах, так и в организации поиска зимой, пропавшие снегоходчики покинули место, где было обнаружено убежище во время бурана.

– Не имея точного направления движения и средств для ходьбы по глубокому рыхлому снегу, в условиях сильного ветра и практически нулевой видимости, группа не могла уйти далеко от места обнаружения снегоходов. Сейчас все надежды на благополучный исход поисковой операции связаны с обнаружением возможного укрытия пропавших туристов, скрытого снежным покровом, – добавляют в ведомстве.

Что вынудило людей покинуть убежище, в какую сторону они пошли и где сейчас могут находиться – на эти вопросы (на которые ответов пока нет) ежедневно рассуждают сотни людей, круглосуточно следящих в соцсетях за поисковой операцией.

– Там есть заброшенные золотые шахты, не могут ли они быть там где-нибудь? – спрашивают одни.
– Я их не знаю, но очень переживаю за них. Начинаю думать каждую мелочь, как они там, голодные, замерзли, страшно им, а если медведи, хоть бы были силы у них, – пишут другие.
– Думаю, что надо сократить район поиска, до одного километра в радиусе нахождения снегоходов. Искать металлоискателями или еще чем-то, пока снега не навалило еще больше. Я думаю, в такую погоду далеко уйти не могли, – советуют третьи.
– Значит, на снегоход или его аренду деньги есть, а на самый дешевый спутниковый телефон или даже мобильный GPS (на худой конец), конечно же, нету. Я более чем уверен – поехали без знания местности, без карты и компаса, без запаса топлива, сигнальных ракет, без продуктов на трое суток. А это самый минимум. И золотое же правило – не едь на технике туда, откуда не выйдешь на световой день обратно, – возмущаются четвертые.

А некоторые и вовсе стали выдвигать мистические теории о существовании в том месте портала, аномальной зоны.

– Сам родился и вырос в этом поселке. И сам надеюсь на хороший исход. Но сколько можно тревожить природу. Я понимаю, что это круто, сам катался. Просто ежегодно столько людей приезжает и тревожит покой вековых гор. Много раз будили медведей. Нужно уважать природу и животных. Столько живности просто ушло из этих мест просто потому, что покоя нет ни зимой, ни летом! Аномальность в том, что не всегда гидрометцентр говорит прогноз точно. Вроде по прогнозу ясно, а на самом деле снег и метель ужасная, – объясняют местные.

Сколько еще будут продолжаться поиски – неизвестно. Сейчас спасатели отрабатывают все версии и прочесывают все возможные направления, в которых могли отправиться затронутые врасплох непогодой туристы.

Евгений Македон, заместитель начальника Южно-Сибирского поисково-спасательного отряда МЧС России:

– В Приисковый мы никогда не выезжали на организованные снегоходные группы. Мы всегда туда ездим на «одиночек». Залез повыше на гору и съехал туда, куда никто не ездит; заехал на плато и съехал туда, куда адекватные люди просто боятся. Их называют экстремалы. Но в русском языке есть более четкое слово – «авантюрист» – человек, который хочет отхватить ощущений. А чтобы их отхватить, нужно что сделать? Быть неготовым! Но если выживешь. Вот некоторые поднимают тему, что в Приисковом снегоходчикам надо запретить кататься. Я не понимаю этого. Там адекватнейшие люди катаются, успешные по жизни, которые знают цену этой жизни… Они все оснащены GPS, у лидера на базовой GPS все туристы отмечены. Они все с лопатами, со снегоступами – полностью готовы. Мы никогда на их поиски не ездили. А на чьи поиски мы ездим, они не понимают, с чем они связались – с зимней тайгой. А с ней шутить не получается.

Шанс Онлайн