Что едят японцы вместо оливье на Новый год?

С приближением Нового года заметил, что в японской прессе появилось много статей про о-сэти — традиционную новогоднюю еду. Кроме красочных картинок и рекламных материалов встречаются и критические заметки о современном состоянии дел. «Японцы отказываются покупать о-сэти», «Современная молодежь не считает новогоднюю еду необходимой» — обвиняют газетные заголовки.

«Извините, но это очень дорого!», «Я не уверена, что о-сэти — это вкусно!», «О-сэти — замороженная еда, это даже не вполне полезно!» — парируют обиженные читатели в комментариях.

Нам, которым не получить о-сэти к новогоднему столу, остается лишь полюбоваться на красивые коробочки с разнообразными блюдами — число их может доходить чуть ли не до 40 позиций, каждая из которых наполнена глубоким символизмом. Икра сельди «кадзу-но-ко» намекает на пожелание большого количества детей, апельсин «дайдай» — на связь поколений, ну и так далее.

Когда-то без о-сэти, видимо, не обходилось ни одно новогоднее застолье, тем более, что религиозные ритуалы требовали от японцев отказаться от использования очага в новогодние дни. Только три дня Нового года японская хозяйка была освобождена от работы на кухне, правда, чтобы заслужить отдых ей приходилось накануне поработать вдвойне. Поэтому о-сэти — блюда с долгим сроком хранения, что, в общем-то, не очень свойственно японской кухне.

Многие современные японцы уже не готовят о-сэти дома, слишком хлопотно, а делают заказ в ресторанах традиционной кухни. Причем такие заказы могут приниматься чуть ли не за год вперед. Стоимость хорошего о-сэти превышает 1000 долларов (в рублях получается кругленькая сумма в 70 000!).

Можно понять японцев, которые вместо о-сэти в этом году поставят на праздничный стол только гречневую лапшу соба. Дешево, вкусно, полезно. «В конце концов, соба наполнена не меньшим смыслом», — правильно замечает читательница из Киото.

Тем более, что длинная гречневая лапша символизирует долголетие.

Но вот эта самоотверженная домохозяйка и любительница хайку из Осаки, Накагава Фумико, следует традициям. Место действия её стихотворения — очень традиционная, а может быть даже старинная японская кухня, где она к тому же выбрала самое холодное место, чтобы продукты не испортились. В мыслях о своей семье она готовит праздничное угощение:

Озябшие

Потирая руки

Наполняю о-сэти

かじかみし手を揉みつつもおせち詰め