Аршавин и его жёны: вперёд, к гендерному фашизму!

yandex.ru
yandex.ru

В правоохранительные органы Санкт-Петербурга поступило заявление от А.А.Аршавиной по поводу поведения её мужа (или уже не мужа), пытающегося изъять у недавней дамы своего сердца различные материальные блага – автомобиль, деньги и что-то там ещё. Попробуем абсолютно предвзято и заинтересовано отследить ход развития событий. С самого начала.

Началом был 2003 год, когда восемнадцатилетняя малоуспевающая студентка Юлия Барановская, встретила игрока основного состава «Зенита», уже входившего в топ-списки лучших футболистов страны. Никто не сомневается, что встреча была сугубо случайной, но с другой стороны – заметим, что она не встретила случайно Петра Николаевича Запеканкина – слесаря-сантехника ЖЭУ № 87, и не влюбилась в него.

Как известно, Барановской пришлось бросить университет и пойти на многие жертвы, чтобы поддержать бой-френда. К тому же она неустанно, денно и нощно воспитывала его детей, которых, кстати, так же неустанно – денно и нощно – рожала невзирая и вопреки. В тяжёлом и вынужденном переезде в Англию, она продолжала бдить интересы Аршавина в лице его детей и в результате именно этого бденья пережила истинное горе – расставание с любимым человеком, вернувшимся в Россию. Несчастная Юлия не могла прервать обучение детей в английской школе и обрекла себя на одиночество.

Неблагодарный Аршавин не оценил жертв Юлии Барановской и через год схлестнулся с разлучницей Алисой Казьминой. Потрясённая супруга попыталась трагически отсудить у футболиста половину его доходов (по непроверенным данным – 120 млн. руб. в год), но судьи оказались весьма черствы к детям и оценили их паёк скупо – также по непроверенным данным в 15 млн. руб. в год. Как понимает читатель, дочь инженера и школьной учительницы, совершенно непривычная к подобной нищете, а также её дети оказались в положении голодающих.

На этом история Барановской и Аршавина, фактически, закончилась. Начался короткий, но бурный роман с Алисой Казьминой. Что особенно показательно – она тоже не общалась с Петром Николаивичем Запеканкиным! Первый раз она вышла замуж за успешного бизнесмена Казьмина, от кого и унаследовала свою «девичью» фамилию (автор свидетельствует, что фамилия, полученная этой дамой при рождении, неизвестна даже всемогущему «Интернету» – да продлит Всевышний его годы!). Второй раз, пренебрегши любовью слесаря ЖЭУ № 87 – за вновь зафтрахтованного футболиста «Зенита», зарплата которого случайно переваливала за сотню миллионов рублей в год.

И хотя Алиса Казьмина, по её утверждениям, совершенно не озабочена соображениями корысти, отбиваться от материальных претензий супруга она стала жёстко и решительно – приблизительно так же, как в своё время, от хамства стюардов и стюардесс: лобовой атакой на оппонента. Тогда она объявила себя майором ФСБ, в этот раз – затеяла превентивное юридическое нападение на вероятного противника.

Резюме. Андрей Аршавин с глубокого детства занят футболом. Автор даже не уверен, что данный индивидуум умеет бегло читать. Прощать его хамские поступки и не менее хамские фразы бывает достаточно сложным. Однако хорош он или плох – не суть важно, главное в том, что сложившаяся на сегодняшний день система юридической идентификации граждан даёт половине из них неоспоримые преимущества по гендерному признаку. Это сохранилось в виде реликтовой традиции времён СССР, когда практически любая женщина могла на «ровном месте» если не посадить, то очень серьёзно осложнить жизнь практически любому мужчине. Для полного уничтожения социальных перспектив гражданина, как правило, хватало простого заявления гражданки.

С тех пор многое изменилось – особенно в сфере денежно-материальных взаимоотношений. Но правовое преимущество женщины, непонятным образом основанное на внеюридических морально-этических гендерных стереотипах почему-то сохранилось. Вопрос очень сложный, многогранный и невероятно объёмный. Но один момент понятен уже сегодня – с какой стати дети Юлии Барановской, Алисы Казьминой и иже с ними должны бедствовать на миллионы и десятки миллионов рублей в год? Разве установление верхнего предела алиментных выплат не означало бы социальной справедливости по отношению к детям от пресловутого Петра Николаевича? Дети большого футболиста гарантированно ДОЛЖНЫ получить образование, воспитание и пропитание. В пределах общепринятого стандарта. А что они получат сверху – это личное дело отца. Ну, или дело их матерей – благо, абсолютно случайно встретив Аршавина, одна из них стала модной телезвездой и даже писателем (надо же, как поднимает интеллект встреча со спортсменом!). Другая тоже не бедствует, складывается такое ощущение, что и в третий раз – буде в её личной жизни таковой – дама с девичьей фамилией от первого мужа не свяжется с осточертевшим Запеканкиным.

В целом, автор уверен, что мужчины и женщины, сведённые судьбой в счастливые официальные и гражданские союзы, в случае распада оных, должны уходить друг от друга с тем багажом, с которым и образовывали вечный тандем. А уж потом, в случае наличия желания, материально обеспеченная сторона может добавить благ сверху – как знак сохранившейся симпатии. Это, по крайней мере, предотвратило бы лавинообразное размножение легитимно-юридических проституток и альфонсов. И уменьшило бы разницу в правовой защищенности двух половин населения РФ. А пока что – возникает смешной вопрос. Мы уходим от мужского сексизма. Прекрасно! Но куда идём? Ведь любая неравномерность в юридических гарантиях, данная той или иной группе ввиду особенностей хромосомного набора, называется фашизмом. Он ведь может быть и гендерным.