дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Эффект Перельмана: этическое обоснование российского антисемитизма

2 February 2019
yandex.ru
yandex.ru

Высшее достижение евреев планеты – системы обучения и воспитания и связанные с ними национальные практики межпоколенной передачи опыта. Беспрекословное подчинение родителям гарантирует правильный выбор перспективных жизненных направлений и профессиональной подготовки в подавляющем большинстве случаев. Это, кстати, общее правило для всех сообществ, в которых нормой является высокий авторитет старших. Например, общей культурной идеей народов Северного Кавказа является культ силы и мужественности. В условиях жесткого патернализма, обычного для региона, это даёт свои плоды – кавказцы весьма успешны в единоборствах.

Семейные и этнические стандарты педагогики евреев подразумевают высшую степень ограничения в процессе обучения. В сущности, в приближении к идеалу, распорядок дня ребёнка включает в себя время на естественную физиологию, упражнения – и всё! Подобное воспитание широко известно из описаний детства Паганини, и вот что удивительно – будь он евреем, вряд ли нашёлся бы человек, недовольный занятым им положением в мире музыки.

Ведь, по сути, никто не испытывает неприязни к еврею из-за его этнического происхождения – если, конечно, не учитывать явно паталогические случаи. Более того – никто не испытывает неприязни к еврею, из-за его успешности, но! Только тогда, когда успешность аргументирована зримым потенциалом личности. Смешно, но это проявляется и на самом простом, можно сказать, примитивном уровне безусловных предпочтений. Например, Березовского не терпели, а к Прохорову – снисходительны, хотя и его народная молва давно записала в богоизбранные. Причина проста – Михаил Дмитриевич продемонстрировал свою любовь к широкому жесту, некой безбашенности и деловому риску. Всё вместе это означает (в общественном мнении) содержательность его натуры. Грубо говоря, в глазах среднестатистического россиянина такому МОЖНО быть богатым.

Итак – право на успешность. И в этом подавляющее большинство россиян терзают смутные сомнения. Им не понятно, с какой стати российскую эстраду заполонили сонмы безголосых дамочек и господ с характерными фамилиями. Долина – вокал, Кабзон – традиция, а каковы заслуги остальных? Почему так высок процент детей Израиля во всех эшелонах российского чиновничества? И вообще, тот факт, что евреи показательно успешны в сферах, в которых оценка профессионализма изначально субъективна, наводит на тяжёлые размышления.

Россияне, в принципе, давно признают высокий уровень подготовки евреев, перспективность их психотипа и «заточенность» на успех – не случайно доктор Борменталь является учеником и явным научным наследником Филип Филипыча. Однако история начала нулевых – доказательство теоремы Пуанкаре – поколебало уверенность в эффективности работы еврейских институтов взращивания, а – главное – отбора и продвижения кадров. Напомним, что Григорий Яковлевич Перельман ещё в начале 80-х годов стал медалистом международной олимпиады по математике. И, вероятно, он уже давно был (пусть таковым и остаётся!) одним из лучших математиков планеты. И где же всё это время была его «ходьба строем»? Его иудейская поддержка? Почему к сорока годам он со своей матерью жил в советской «хрущобе»?

И вот здесь уже возникают очевидные коллизии морально-эстетического плана. Коль скоро российские евреи утеряли способность к отбору самых подготовленных, самых талантливых – их этническую педагогику можно считать почившей в бозе, слабым реликтовым проявлением прежней мощи. Ведь важен конечный результат – если ты скрипач от бога, национальная система селекции должна эскортировать тебя до высоких лауреатских званий в обязательном порядке. В том случае, когда безусловно талантливые вершин не достигают, а серые мыши отказываются есть простую чёрную икру, так как привыкли к икре осетров-альбиносов, обычный российский гражданин начинает спрашивать – а чем это они, эти икрофаги, лучше других? И любая попытка обвинить такого вопрошающего сталкивается с простой, как медный пятак, дискуссионной схемой: если «эти» не умнее, не трудолюбивее, не талантливее, но столь успешны – значит, существует механизмы селекции по сугубо национальному признаку. Иначе – откуда «на верхах» столько представителей народа-изгнанника? Попытка разбить доказательства подобного рода обречена на провал. Или на признание генетического превосходства евреев над остальными этносами. Все знают, как подобные тезисы называются. Резюме: пока в еврейской составляющей нашего чиновничества, науки, литературы, эстрады и иже с ними, перельманы и ему подобные не будут в явном фаворе – любое обвинение в антисемитизме может считаться признанием в фашизме.