Лечат ли в ЛТП?

Конкурс читательского письма.

Я алкоголик. Зарегистрированный. Нахожусь в заведении, называемом лечебно-трудовым профилакторием. Звучит название? Особенно первое и последнее слово. Вот только соответствуют ли эти слова действительности, особенно в сочетании с официальной фразой «направляется на принудительное лечение»?

Понятия «принудительное лечение» и «от алкоголизма» несовместимы... Нету, понимаете, нету лекарства от этой болезни! И, похоже, в ближайшее время не будет. А лечить всех гипнозом, видимо, накладно. Куда проще деньги тратить не на алкоголиков, не разрабатывать эффективные методы лечения, а спрятать этих алкоголиков подальше с глаз, и, создав видимость лечения, держать их в ЛТП, пока не кончится срок лечения, назначаемый почему-то судом...

Направим в ЛТП сколько надо народу и отрапортуем, что борьба с пьянством и алкоголизмом у нас ведется самыми решительными... мерами. Хорошо бы еще приписать: «И скоро мы окончательно покончим с этим злом». Да вот не пишутся эти слова и долго еще не напишутся, пока ведется борьба с этим злом...

Бороться можно по-разному. Можно вырубить сады и виноградники, объявить области зонами трезвости... И в результате получить целый букет проблем, расцветших там, куда брошены семена бездушия: распустилось пышным цветом самогоноварение, заблагоухала парфюмерия и бытовая химия изо рта нашего великого труженика и даже интеллигента... Пить начали даже те, кто раньше и не собирался: запретный плод не всякая душа выдержит.

И вот начинается борьба с этими «душами»: не за душу, а против души...

Вариантов попасть в ЛТП много. Отправляют матери и жены, соседи и начальники. А то и сам участковый.

Приезжаем в ЛТП. Что же это такое — тюрьма, колония? Нет, говорят, профилакторий... А разница какая — разве что забор пониже, да режим послабже, да и то только в последнее время. Одевают же как в колонии— в синюю форму, спишь на такой же тюремной двухъярусной «шконке», питаешься, как в лагере, за длинным столом, сидя на общей скамье, да еще недоброкачественной, мягко говоря, пищей. Медобслуживание оставляет желать лучшего. И отношение соответствующее.

В колонии хоть знаешь, за что сидишь. А тут? За то, что пьешь? Так сделайте повсеместно сухой закон, чтоб знать, что нарушил... Или сделайте ЛТП по-настоящему лечебным учреждением. А то сейчас получается, что наказывают человека, а за что? Потом разберемся, когда закончим перестройку? А сейчас некогда, других дел много? Ну а пока те сотни тысяч, даже миллионы подождут?..

А алкоголиков лечить, выхаживать надо. Но кто работать будет? Без премий и прогрессивок, по заниженным расценкам. А из заработка надо отдать 30 процентов «хозяину», 25—27 рублей за пищу, не забудьте одежду — 60-70 рублей, лечение... В так называемом ларьке отовариваться можно раз в месяц на 10 рублей (а в зоне — на 25 рублей), посылки (и это больным людям!) раз в месяц не более пяти килограммов. И вот результат: большинство спецконтингента, как нас тут называют, о перестройке нелестного мнения... А выйдя на волю, снова начинают пить. Или черт с ними, обойдется общество и без них...

БАТУРИН Е. В. Калининская область. "Крокодил", 1989 год, №3

Подписывайтесь, добро пожаловать!

Не стесняйтесь поставить большой палец вверх))

Дальше тоже будет интересно, обещаю.