Уилл Смит рассказал, почему он отказался от роли Нео в «Матрице»

Уилл Смит считает, что сделал всему Миру большую услугу, отказавшись от роли Нео в «Матрице».

Актер ставший объектом насмешек из-за своего синего облика Джинни в экранизации «Алладина», решил немного сгладить ситуацию и поведал зрителям своего видеоблога, почему он не надел стильное пальто и не убедился, что «ложки нет». Оказывался, Смит отклонил предложение сыграть Нео, потому что тогда еще братья Вачовски его, мягко говоря, не впечатлили.

В 1998 году Смит уже был звездой большого экрана, после выхода «Плохие Парни», «День Независимости» и «Люди в Черном». У Вачовски, наоборот, вышла только одна картина — «Связь», которая была известна только критикам и зрителям канала MTV, т.к. фильм был номинирован в категории «Лучший поцелуй».

Смит вспоминает, как Вачовски пытались увлечь актера идеей «Матрицы»:

Короче, представь, что ты такой дерешься и потом такой прыгаешь. А потом представь, что ты останавливаешься, но прямо типа в прыжке. А потом, короче, типа люди могут увидеть разворот на 360 градусов, как ты типа остановился в прыжке. И мы еще изобретем такие крутые камеры, чтобы люди могли видеть весь процесс этого прыжка
Кадр из видеоблога Уилла Смита
Кадр из видеоблога Уилла Смита

Смит решил, что два чудика в кепках с козырьком назад предлагают ему что-то сомнительное и… решил сделать «Дикий Дикий Запад», вышедший, также как и «Матрица» в 1999. По сей день эта роль считается худшей в карьере Смита. Впрочем, актер сохраняет позитив, отмечая, что его недальновидность спасла фильм. Ведь, если бы Смит согласился на роль Нео, то Лоуренс Фишберн не был бы приглашен на роль Морфиуса. Так как тогда получалось бы, что у фильма уже два главных актера — чернокожие. Более того, если бы Смит стал Нео, то в кресло Морфиуса уселся бы Вэл Килмер.

Кадр из видеоблога Уилла Смита
Кадр из видеоблога Уилла Смита

Смит заявил, что своим согласием, он, скорее всего, испортил бы фильм. И, знаете что? С ним можно согласиться. Представить кого-то, кроме Киану Ривза в этой роли, кажется, уже невозможно.