СЕЛЬСКИЕ СТРАСТИ

Перед учебой, по существующей традиции, нас отправили в совхоз. Поездка эта привнесла в жизнь новые впечатления.

Сначала был конфликт с преподавателем-руководителем, которому помешало проживание кошки на чердаке нашего дома, поселившейся там по моей инициативе. Объяснить внятно свои претензии препод не смог, но вознамерился подняться на чердак. Я, вцепившись в приставную лестницу всем телом, пресек его инсинуацию. Обмануть кошачье доверие было невозможно: если поселил, то и защищай. Препод, в итоге, уступил, обозвав меня «любителем природы», и признал право кошки на ее место проживания. До сих пор удивляюсь этому его, пожалуй единственному, разумному поступку, на фоне нескончаемых ляпов. Будучи спортсменом-хоккеистом-здоровяком, преподаватель, практически, был лишен способности к необходимому, иногда, мыслительному процессу. К необходимому, иногда, компромиссу.

В итоге, однажды, в каком-то из эпизодов нашего соприкосновения с местной доминирующей публикой, он повел себя, мягко говоря, недипломатично. По сути, совершенно забыв об ответственности за порученное ему дело. Обиженные его провокационным поведением «местные» решили устроить разборки, и не где-нибудь, а в нашем доме. В отряде, кроме преподавателя, было несколько взрослых, плюс-минус двадцатилетних парней. В соответствии возникшей ситуацией, они еще заранее начали подготовку к встрече «мстителей». Малолетки, вроде меня, не остались в стороне. С одним из старших парней, Серегой В., мы выбрали в огороде колья повесомее, и спрятали их под матрацы своих лежанок. И вот, поздно вечером, незваные гости пожаловали. Всех первое тесное помещение кухни не смогло вместить, и большая часть местных толпилась в тамбуре и на крыльце входа в дом. Вошедшие были самыми активными и отмороженными. Препод не нашел ничего лучше, как закрыть своим могучим телом комнату с девочками, а затем увернуться, когда в него полетели чугунные кольца с печной плиты. Кольца эти пришлось принять на себя, именно, девочкам. Особо досталось одной. Благо, обошлось без увечий. Основная наша ударная группа тут же произвела свой выпад, и предотвратила второй залп метательных предметов. Бой на этом этапе получился равным, поскольку вражескому подкреплению не хватало места в кухне. Со мной же произошел конфуз в самом начале нашей контратаки. Серега В. раньше всех нанес удар колом (о применении своего я в пылу войны забыл) по голове стоящего передо мной противника. Тот от боли согнулся пополам, а предназначенный его лицу мой кулак врезался в стену над ним. Как, все-таки, хорошо, что в те времена у меня не было шанса ничего сломать: ни стену, ни руку. Но, мне пришлось выбыть из боя, став временно одноруким. Выскочив в окно, выбитое преподом чьим-то чемоданом, я огородами добрался до местной милиции. Заслушав мою информацию, дежурный сотрудник, лет сорока пяти добродушный дядька, на мотоцикле двинулся к месту событий, не забыв меня. На полпути встретили отступивший (предполагаю - осознали, что далеко вышли за рамки допустимого) местный «карательный» отряд. Дядя милиционер отругал незадачливых боевиков, и напророчил им нехорошие последствия. Почему-то, этот незначительный инцидент власти облекли в рамки Закона, и посадили наиболее «активных» членов деревни. Видимо, воспользовались поводом, самим надоели.