Имя Розы

13 November 2018
226 full reads
4,5 min.
351 story viewUnique page visitors
226 read the story to the endThat's 64% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

В окрестностях Сочи, на курорте «Роза Хутор», в конце октября открылся Музей археологии, и собираются открыть археологический парк. О памятниках в окрестностях курорта и первом российском музее археологии, созданном крупной частной компанией, – в специальном репортаже корреспондента «Наука и жизнь», редактора сайта «DigDeep.ru: Новости археологии» Егора Антонова.

Вид на долину р. Мзымта. В правой части кадра мыс, где в 2010 г. проводились раскопки. Фото: М. Меньшиков.
Вид на долину р. Мзымта. В правой части кадра мыс, где в 2010 г. проводились раскопки. Фото: М. Меньшиков.

Давным-давно бог заселил землю людьми и зверями. Они жили в мире и процветании, пока не забыли богов и не пошли по дороге лжи и насилия. Боги решили наказать отступников и уничтожить всё живое. Солнце налилось кровью, а с неба посыпался раскалённый песок. И заметались люди и звери в поисках спасения.

И только одна Волчица не пыталась бежать, а встала лицом к беде, заслонив своих волчат. За ней стали прятаться люди, а боги, увидев дерзкого зверя, обрушили на неё весь свой гнев. Ветер рвал кожу и мясо на теле Волчицы, но она не сдавалась.

Боги поразились её смелости и стойкости. Они назвали Волчицу единственным существом на земле, достойным жизни. И утихомирили стихию. Но людей не простили и отвернулись от них.

Люди не смогли пережить свой позор и убили Волчицу. С тех пор они убивают волков, которые напоминают им о трусости. А волки воют на небеса, призывая богов вернуться и восстановить справедливость.

Так гласит одна кавказская легенда. А что об этом могут рассказать археологи?

Скала Волчица. Фото: М. Меньшиков.
Скала Волчица. Фото: М. Меньшиков.

На мысу, где в реку Мзымта впадал бурный безымянный горный поток, в средние века стояла крепость. Её защищала не только вода, но и ещё одна река – каменная. Навал из огромных камней, шириной около 200 метров, был серьёзным препятствием для врагов. Через эту каменную реку защитники твердыни устроили только один проход. Он выходил к скале необычной формы.

Скала эта очень похожа на волчицу, которая легла и приподняла голову. Голова зверя направлена строго на юг, туда, где в полдень находится солнце. Рядом с камнем археологи нашли бронзовые котёл и миску. Эти предметы на Кавказе считались символами дома, использовались в ритуалах. Вероятно, здесь их положили не случайно, а под защиту Волчицы. Рядом находились навалы из камней, как предполагает археолог Максим Меньшиков, остатки воздушных погребений. На тропе, ведущей в крепость, нашли наконечник стрелы X–XIII веков, сама крепость появилась в VIII–IX веках. Так что Волчицу почитают уже больше тысячи лет.

Расщелина, в которой был обнаружен котёл. Фото: М. Меньшиков.
Расщелина, в которой был обнаружен котёл. Фото: М. Меньшиков.

Несколько лет назад Максим сказал мне, что скала Волчица и археологический комплекс, исследованный на Роза Хутор, – это такие памятники, которые археологу могут достаться только один раз в жизни. Спрашиваю, не изменилось ли его мнение после раскопок в Крыму (Максим участвует в археологических работах вдоль трассы «Таврида»).

«Ты знаешь, мне везёт на памятники, которые копаешь один раз в жизни, – улыбается археолог. – Комплекс, конечно, потрясающий. Он такой, что хочется сказать: “можно всё насыпать обратно и раскопать ещё раз?”. Но, учитывая, насколько мало пока изучена территория вокруг курорта, я не удивлюсь, если найду ещё что-нибудь подобное».

Местность в окрестностях Роза Хутор действительно пока остаётся terra incognita для археологов. Одна из причин – густая, непроходимая чаща, почти джунгли.

Максим Меньшиков. Фото: Е. Антонов.
Максим Меньшиков. Фото: Е. Антонов.
«Какие джунгли? Сосны ведь вокруг!», – перебиваю Максима и показываю на редкие деревья (мы спускаемся по канатной дороге). «Это тут, а на другой высоте по-другому, – отвечает. – Не поверишь, но самое страшное – это малина. Здесь её очень много, просто заросли, приходится буквально прорубать дорогу. Но зато, как только на рощу черники напарываешься, – всё, все работы встают. Каждый себе по дереву выбирает (здесь это действительно деревья). Сидишь, объедаешь дерево».

Ещё одна сложность – рельеф.

«Если нет возможности подняться на фуникулёре на гору, продолжает Максим, – то ты будешь идти часа четыре-пять, даже больше – пять-шесть. И у тебя будет только одна возможность спуститься вниз, только по одному узкому маршруту. Опять же из-за леса. Не дай бог, если выйдешь на отрог, который заканчивается обрывом. Придётся снова подниматься наверх и выходить на нужный».

Прежде чем начать раскопки, археологи месяц рубили лес.

«Ходишь в этих кустах, тут какая-то кладка, там какая-то конструкция. Ничего не понятно. И только потом, после расчистки, это выстраивается в какую-то систему».
Работа археологов. 2010 г. Фото: М. Меньшиков.
Работа археологов. 2010 г. Фото: М. Меньшиков.

Как это часто бывает, археологи всерьёз взялись за изучение долины перед стройкой. Читатель, конечно, знает, что часть соревнований сочинской Олимпиады проходила на курорте «Роза Хутор». Одноимённая компания не только сохранила Волчицу, профинансировала раскопки перед строительством, но и решила устроить вокруг скалы археологический парк. Анна Дугар-Жабон, директор по развитию инфраструктурных проектов «Роза Хутор», сообщила, что парк собираются открыть в 2020 году.

Весна 2010. Начало работ. Менгиры в ограде древнего святилища. Фото: М. Меньшиков.
Весна 2010. Начало работ. Менгиры в ограде древнего святилища. Фото: М. Меньшиков.

Пока же на курорте «Роза Хутор» открылся Музей археологии, наверное, первый в России, созданный крупной частной компанией. Он находится в самом центре курорта. Музей состоит из нескольких залов, посвящённым различным эпохам – от каменного века до Нового времени. Кроме того, поскольку местная геология оказала большое значение на историю долины, часть экспозиции отведена ей. В этом смысле музей, наверное, можно назвать краеведческим, но он ничуть не похож на пыльные, замшелые институции, которые разбросаны по всей стране с советских времён.

Здание Музея археологии. Курорт «Роза Хутор». Фото: Е. Антонов.
Здание Музея археологии. Курорт «Роза Хутор». Фото: Е. Антонов.

Основу экспозиции составляют копии находок, которые обнаружили перед строительством курорта.

«У нас нет статуса государственного музея, поэтому хранить подлинные находки мы не можем. Но точность копий составляет 100%», – утверждает Анна.
Сосуд и браслеты (копии). Ранний железный век. Фото: Е. Антонов.
Сосуд и браслеты (копии). Ранний железный век. Фото: Е. Антонов.

Одна из самых интересных находок – арбалетный крюк XV века, который неизвестно как оказался в горах («Наука и жизнь» уже писала о нём ).

Арбалетный крюк и крест (копии). Средние века. Фото: Е. Антонов.
Арбалетный крюк и крест (копии). Средние века. Фото: Е. Антонов.

Другая – рубило. Оно, несомненно, было сделано в каменном веке, но нашли его в средневековом святилище.

«Вероятно, человек, который в средние века нашёл рубило, принёс его в качестве подношения. Такое отношение людей к орудиям каменного века известно вплоть до Нового времени. В русских городах находят каменные наконечники стрел, которые оправлены серебром – их носили в качестве талисмана. Называли такие орудия громовыми или перуновыми стрелами», – говорит Максим.
Витой браслет. Ранний железный век (копии). Фото: Е. Антонов.
Витой браслет. Ранний железный век (копии). Фото: Е. Антонов.

Интересны браслеты, которые нашли в могиле раннего железного века. Скорее всего, их носила какая-то девочка. С браслетами соседствует бронзовая фибула-застёжка III–V вв. до н.э., посланница из Римской империи. Рядом – привет из Древнего Египта: фаянсовая бусина.

Погребение XIV в. Кости не сохранились из-за малого содержания кальция в почве, но железо сохраняется прекрасно. Фото: М. Меньшиков.
Погребение XIV в. Кости не сохранились из-за малого содержания кальция в почве, но железо сохраняется прекрасно. Фото: М. Меньшиков.

Все находки, конечно, нет смысла перечислять. Но музей держится не только на них. Там сделали то, что называется модными словами «дополненная реальность». Посетитель может скачать специальное приложение, и навести смартфон на маркеры (они есть почти на каждой этикетке). Дальше возможны варианты: посетитель увидит или трёхмерную реконструкцию предмета, или получит дополнительную информацию, или увидит, как «оживают» картины, развешанные тут и там. Словом, поход в музей превращается в игру в прятки. Модную игру в прятки и, к тому же, затягивающую.

Картины заслуживают отдельного упоминания. Художнице Ольге Молочаевой удалось передать и дух эпохи, и характер персонажей (а они в каждом зале свои). Вот на вас строго смотрит совершенно готичный эстонец (хутор основал эстонский переселенец по фамилии Рооза), а там о стену опирается улыбчивый генуэзский арбалетчик, на другой стене – горец отсчитывает медяки за дочь, проданную в рабство. Из этих картин, пожалуй, можно было бы сделать отдельную выставку в какой-нибудь галерее.

Эстонский переселенец. Рисунок Ольги Молочаевой. Фото: Е. Антонов.
Эстонский переселенец. Рисунок Ольги Молочаевой. Фото: Е. Антонов.

Важно, что музей курорта «Роза Хутор» – это не только хорошо сделанный проект. Важно, что он – один из первых на пути, который пока не то чтобы сильно проторен.

«Для компании “Роза Хутор” это был первый музейный опыт, – говорит Даниил Соловьёв, исполнительный директор «Мастерской KIVESTA», работавшей над созданием музея. – Это ведь не стройка. Но сейчас многие компании начинают заниматься гуманитарной составляющей своей деятельности. Возьмём хотя бы «Энерготранспроект» [компания открыла археологическую выставку в московском Музее архитектуры – Ред.], возьмём ту же самую «Роза Хутор», и таких примеров можно привести много. Это очень хорошо, и мы находимся в начале этого пути».

Исследование воинского погребения со щитом XIV в. Фото: М. Меньшиков.
Исследование воинского погребения со щитом XIV в. Фото: М. Меньшиков.

PS.

Примечание о возможном конфликте интересов. Материал написан при поддержке компании «Роза Хутор». Максим Меньшиков – научный сотрудник Института археологии РАН и главный специалист-археолог «Столичного археологического бюро». Автор настоящей статьи является действующим сотрудником Института и в прошлом работал в «бюро».

Благодарю Максима Меньшикова, Даниила Соловьева, Анну Дугар-Жабон и Светлану Гришину за содействие в подготовке материала.

[Это авторская версия материала, сокращенная и отредактированная размещена на сайте журнала «Наука и жизнь»]