Как появляется РПП

27 November 2019
<100 full reads
3,5 min.
171 story viewUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 40% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Здравствуйте, сегодня хочу немного рассказать про причины появления РПП (расстройства пищевого поведения).

Если я думаю о еде, значит я существую!
Если я думаю о еде, значит я существую!
Если я думаю о еде, значит я существую!

Т.к. РПП чаще всего связано с психологическими расстройствами, поэтому немного углубимся в психологию.

Рождается ребенок, что происходит с ним? Во-первых, важно, на каком вскармливании находится ребенок: искусственном или натуральном. Большинство наших клиентов – это искусственное вскармливание. Либо естественное до 2-3 месяцев, а дальше искусственное. Очень важно, как ребенок вскармливается. Если грудью, он получает помимо молока мамино дыхание, сердцебиение. Телесное прикосновение. Он чувствует постоянно телесный контакт. Он чувствует тепло, тревога ребенка смягчается. Такие дети менее подвержены анорексии. И если искусственное вскармливание, то те мамы, которые стремятся выглядеть всегда эстетично, сразу переходят на искусственное вскармливание, потому что из-за лактации грудь будет некрасивая. Или у неё нет времени кормить грудью, надо на работу идти. То тогда получается, ребенок лишается всего этого. Ограничивается в тепле, внимании и т.д.

Когда пропадает молоко или если мама сама заменяет молоко на искусственное и добавляет больше телесного контакта, общения с ребенком, то такое внимание и отношение компенсирует отсутствие контакта при кормлении грудью, тогда тревожный фон ребенка опять смягчается. Ребенка покормить – это раз 8 за день. Это достаточно большое количество телесных контактов. Если она это компенсирует – это хорошо. Но если она переходит на искусственное вскармливание, и после кормления никаких телесных контактов. То это негативно сказывается на ребенке, но хуже, когда нанимают няню. В такой ситуации у ребенка появляется фоновое чувство ненужности и брошенности.

Ребенку с холодной мамой, не хватает тепла и внимания. Находясь в ощущении брошенности, ребенок может какое-то время подавать признаки, что мама нужна. Он это будет делать через истерики, капризы, крики. Если мама его продолжает ограничивать в тепле и внимании, то через какое-то время ребенок перестает обращать на себя внимание. И в нем развивается ощущение ненужности и брошенности. Когда младенец подрастает, и в возрасте около 3 лет, у него происходит формирование «самости», то в это время у него закладывается жизненный фон. Соответственно в такой ситуации закладывается фон брошенности и ненужности на всю жизнь. Где-то уже ребенок может об этом говорить и показывать своим поведением. Если мама гиперопекающая, то фон может быть депрессивный или истерический. Либо он может напрямую говорить: «Я вам не нужен?». Может замыкаться. Или может быть всё хорошо. Но если он задает такие вопросы, это ощущение становится видимым, когда он подрастает, и родители это улавливают.

Но если родители не улавливают это, тогда формируется однозначное тотальное чувство брошенности, ненужности, и ощущение, что только сам ребенок может позаботится о себе. Хотя, конечно, это не так, но ощущения у ребенка возникают именно такие. В будущем наиболее вероятно возникновение какого-либо зависимого поведения:  РПП, алкоголизм, наркомания, трудоголизм, шопоголизм  и др.  

Если родители понимают, что ребенок чувствует свою ненужность, то у них появляется обратный полюс – гиперопека. И родители начинают всё давать. Но ребенок чувствует, что это происходит компенсаторное, неискренне, из-за чувства вины. Они начинает ребенку либо всё давать, а ему это уже не нужно, и ребенок этого просто не воспринимает. Родитель чувствует свою неуместность, что его помощь не доходит до ребенка. Вроде бы, я все ему даю. Что же счастья нет никакого? Либо родители не улавливают, и продолжается та же песня в ограничении. И тогда этот фон накапливается и накапливается.

Этот фон становится заметным уже в школе. Ученик поведением в школе моделирует тот фон, который у него заложился в раннем детстве. Если он жил там в брошенности, сомневался, в своей нужности, появляется чувство, что родителей у него нет, и самое главное – появляется фоновое ощущение отсутствия опоры, отсутствие безопасности.  В будущем у таких детей наиболее вероятно возникновение какого-либо зависимого поведения:  РПП, алкоголизм, наркомания, трудоголизм, шопоголизм  и др.  Именно через зависимое поведение наши клиенты ищут удовлетворение своих потребностей в чувстве безопасности и неважно что это РПП, наркомания или шопоголизм. Обращу внимание, что здесь идет речь о чувстве клиента, а не о реальном положении дел.

Еще один аспект. После того, как появился ребенок, мама начинает контролировать ребенка, ориентирована на его внешние проявления, не замечая внутренних потребностей, мама становится гиперопекающей, ограничивающей, бесчувственной, неконгруентной. Иногда женщины обвиняют детей в ссорах с мужем, например. «Я тебе говорила, ребенка не надо было заводить». Или она говорит мужу: «Мне так тяжело, а ты мне не помогаешь». Ребёнок это всё впитывает, у ребенка появляется ощущение обузы. По сути, это зерно из которого растет анорексия.

Дальше начинаются внешние угрозы и ребенок становится тревожным. И начинаются мысли «а если что-то случится, то что произойдет? А что со мной будет?». Здесь начинает усиливаться тревога. Если это произойдет в садике, то для ребенка это будет менее осознанно и часто появляется обсессивно-компульсивная симптоматика, т.е. какое-то бессмысленное часто повторяющееся поведение (чесание, потирание, подергивание и др.).

Часто усиление тревоги происходит также в школе. И тогда, если у ребенка не сформировался авторитет родителей, то он начинает воспринимать себя через реакцию внешнего мира. Сказал мальчик, что я толстый и некрасивый – значит, я толстый. Сказала девочка, что я не талантливый, значит, я не талантливый. Эти фразы прямой реакции не несут, реакция на них накапливается со временем. А т.к. родителям это ребенок не несет, потому что родители потеряли авторитет, то со временем дети сами начинают в это верить и принимать это.  Со временем это также приведет к зависимому (от РПП или химической зависимости) или созависимому (когда нужен подчиняться авторитету) поведению.

Как такие дети могут уменьшать свою тревогу? Например, уйти в творчество, в учебу, чтобы его ценили. Они сильно зависимы от внешней оценки. Получил 5 баллов – я молодец! Я классный. Меня все принимают! И они воспринимаю четверку уже, как трагедию. Это значит, что я не такая, меня не будут любить, я буду отвержен. Потому что они оценивают себя по внешним критериям. Они куда еще могут уходить в разнообразные субкультуры, там они становятся отчасти уникальными. Им же нужна поддержка, т.к. они всю жизнь живут без нее. И они начинают искать поддержку. Где они ее ищут? От таких же, как они. Либо их никто не поддерживает их вокруг, потому что такое сложно понять простым, здоровым детям. Тогда ребенок они начинает замыкаться и уходить в свой мир, в себя, туда где они талантливы и уникальны, но только для себя. Потребности в утверждении, принятии удовлетворяются не во внешнем мире, а внутри себя. И как один из вариантов развития событий стать красивой и стройной.

Как они самоутверждаются? Похудеешь ли ты до 35кг? Да, я похудею! Я молодец. А могу ли я до 30 похудеть? Я молодец. А могу похудеть до 25 кг? Так они играют внутри себя. Это мы сейчас говорим о возрасте 7-8 лет, когда самого похудения нет, но мысли уже возникают, т.к. они видят, что внимание получают красивые и стройные. Самого симптома еще нет, но фон анорексии уже готов. Тогда они начинают искать поддержку этого фона в ВКонтакте, смотрят: ага, худенькие более успешны, счастливы, более красивы. Они не только оценками самоутверждаются, нужно же еще как-то. И они начинают цепляться к этому. Значит, я поняла, что худые успешные. Мне надо худеть. Как можно похудеть? Диета. И только через какое-то время появляется уже основные симптомы анорексии, булимии или ожирения. Дальше, мы уже знаем, по симптоматике каждых возрастов, что может быть. Многие могут долго находиться в фоновом влиянии анорексии, и, вроде бы, симптом не появляется.

Что здесь может усугубить и сделать так, чтобы этот фон был быстрее развернут? Это могут быть отношения с родителями. Это может быть пубертатный возраст, месячные, развитие вторичных половых признаков. Это может быть первая любовь. Это бывает когда изменяются отношения с папой. До этого папа был такой относительно нейтрально фигурой. И папа где-то мог и поддержать, и с дочкой погулять, и так далее. А тут уже становится девушкой, и для папы это тоже кризис. Он немного в замешательстве, ему непонятно что делать, как относится к дочери? Он начинает себя ограничивать в том тепле, которое давал. И получается, что он и не знает, что делать, он думает; “Может быть я неуместен? Может быть лучше её не трогать?” А девочка и нуждается, и сказать не может, потому что она уже в каком-то социальном вакууме, ограничивает себя в контактах с окружающим миром. И получается конфликт. Папа видит это, и у него начинается бессилие. Он не может ничего поделать с этим. И еще больше уходит, либо начинается раздражение и агрессия на бессилие. А ребенок-то ничего не может поделать. Он воспринимает это как «они злятся на меня». И здесь возникает ощущение помимо обузы, ненужности, что его не принимают таким, какой есть. Ребенок  воспринимает это так: «Меня отвергают, не принимают».

Этот фон влияет на уникальность ребенка, и на то, как он свои потребности удовлетворяет. В нашем случае потребности в общении, заботе, опоре ребёнок направляет на себя, он ограничивает себя в помощи из вне. При этом её не понимают и не принимают родители. Потому что папа раздражается, мама ограничивает. Это ей мысли, и она в этом восприятии живет. Так как пища – это тоже наша поддержка и опора, то ограничение может распространяться и на нее. Ребенок начинает себя ограничивать в питании. Далее следует рационализация своих действий и появляется жизненная философия, например, что вегетарианство – это круто. Быть худой – это круто. Весить 25 кг – это круто. То есть, уже вышеназванные причины уходят внутрь, их не видно, не слышно. А наружу выходит что? «Я не хочу быть толстой. Мне надо похудеть.» Начинают про это говорить. А их в обществе уже не принимают такими, анорексичными. И они понимают, что семья не принимает, там не принимают, и процесс ухода в свою реальность усиливается, они еще больше погружаются в себя. А от этого уже один шаг до анорексии.

Какая у нее идея? Что я со своей уникальностью буду крутая, всех заражу, они примут. И тогда у них на самых поздних этапах появляется идея о перерождении. Например, я дойду до конца, и тогда меня примут всё-таки, и жизнь изменится, будет счастье. Но этого не происходит, либо если это происходит и они умирают.

В нашей клинике была одна девушка, она рассказывала о том, что они ограничены в тепле, любви, и что этого очень хочется. Она говорила: «Когда вешу 25 кг, папа приходит, - становится на колени и говорит: «Доченька, я тебя люблю». И я выздоравливаю, начинаю есть. Но когда я вешу больше 35 кг., он перестает это делать. И тогда я, чтобы это услышать, худею опять до 25 кг». Таким образом, анорексия становится еще способом саморегуляции отношений с близкими людьми. И здесь мы уже говорим скорее о булимии и о выстраивании созависимых отношений.

Таким образом, фон анорексичности формируется задолго до появления внешних признаков. Достаточно часто родители приходят к детским психологам от 3 до 6-8 лет с обсессивно-компульсивными расстройствами, что у ребенка навязчивая мысль или навязчивое действие. Часто ручки моет, или еще что-то. В детстве это не так заметно, потому что когда ребенок еще маленький, у него много способов легально снять напряжение: игры, истерики, др. и тогда он сбрасывает это напряжение. Поэтому это не особо попадает во внимание. Такое поведение также может быть обусловлено и гиперактивностью.

Обсессивно-компульсивная симптоматика начинает накапливаться, когда ребенку говорят: «Нельзя. Так делать нельзя». В этот момент ребенок начинает чувствовать себя отвергнутым и брошенным.

Ребенку нужно говорить и объяснять почему нельзя, что за этим стоит, как можно. И обсуждать, что можно делать, а что - не стоит, и почему. Чтобы у него не было ощущения отвержения и брошенности.  Например, мама для того, чтобы иметь возможность работать может быть вынуждена отдать дочку бабушке, но она за это кормит и одевает своих детей. Об этом надо говорить с ребенком. Тогда у него не будет ощущения ненужности, брошенности, что мама не любит. Ребенок будет понимать: мама работает, чтобы я кушал и тогда появляется ценность родителя.

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) это когда между нейронами, синапсами и их окончаниями наступает сбой. И сигнал не идёт дальше, а зацикливается. Получается такая жвачка . Сигнал ходит по одной и той же цепи и получается навязчивая мысль. Когда тревожности много, а разместить ее нельзя, то мозг начинает искать способ снять напряжение и все больше и больше возбуждается, затем наступает период, когда мозг начинает не справляться с возбуждением и ему нужно придумать какой-то компенсаторный механизм, чтобы не сойти с ума. Одним из предохранительных механизмов является ОКР и когда тревоги становится слишком много, то у людей начинаются это расстройство.

А как вы видите причины появления РПП?

P.S.

  1. Родители, конечно, здесь ни в чем не виноваты, т.к. сами вовлечены в процесс, о котором расскажу в следующий раз.