Степь да степь кругом. Путешествие в детство

Каждый год я отправляюсь в свое детство. Нет, машину времени я не изобрела. Просто еду на родину, в маленькую деревню на границе Курской и Воронежской областей. Добираюсь я туда почти сутки: сначала электричкой до Санкт-Петербурга, потом "Сапсаном" или "Невским экспрессом" до Москвы, потом еще ночь в поезде, и последний рывок - двадцать пять километров на старенькой семерке моего отца.

Каждый километр этого пути возвращает мне что-то забытое, но очень важное когда-то. Вот они наши степи до самого горизонта.

А вот и моя деревня.

Верхотопье основал мой прапра...дед. Как его звали не знаю, но фамилия точно была как у меня. Большинство жителей деревни мои однофамильцы, мой муж тоже. Мы все дальние родственники, с мужем пятиюродные - седьмая вода на киселе, но тем не менее есть общий предок - Гринёк. О нем до сих пор легенды ходят, как он корову на гармошку променял, а на гармошке так играл, что через неделю порвал меха. Мы не в него - медведь, тот, из поговорки, и мне, и мужу никаких шансов не оставил.

Сейчас в Верхотопье осталось всего сто человек, в основном пенсионеры. Молодежь разъехалась в поисках работы, дачников тоже нет. До Курска двести км, а воронежцев, хоть всего семьдесят, не заманить. Их пугают семь километров грунтовки, чернозем после дождя - это не шутка. В деревни речки нет, даже пруд зарос травой.

Здесь в детстве мы купались, даже не верится. На пригорке за зеленым забором спрятался дом, где я провела свое детство. Там живут другие люди.
Здесь в детстве мы купались, даже не верится. На пригорке за зеленым забором спрятался дом, где я провела свое детство. Там живут другие люди.

Предки пришли сюда с Дона, он всего в сорока километрах. Здесь их привлекла цепь прудов в низинах, хаты строили на буграх над прудами, отсюда и название пошло.

В деревне сейчас пруды заболотились, а вот если отъехать километров пять, то можно увидеть такую красоту. Сюда летом народ с ночевкой приезжает порыбачить.
В деревне сейчас пруды заболотились, а вот если отъехать километров пять, то можно увидеть такую красоту. Сюда летом народ с ночевкой приезжает порыбачить.

Приезжаю я утром, встречают меня родители и их одноклассник - дядя Коля. Мои родители живут в деревне с апреля по октябрь, а дядь Коля постоянно. Зимой он присматривает за нашим старым домиком, который без малого сто лет назад построил мой дед, и скучает.

Наш дом оказывается один из самых древних в районе. Яблони его ровесницы, до сих пор плодоносят.
Наш дом оказывается один из самых древних в районе. Яблони его ровесницы, до сих пор плодоносят.

В этот же день мы идем на село, на нашей улице встречаем теть Нину и теть Марусю, я училась с их детьми в школе. Я прямо чувствую, как отступают годы. Дома я не забываю, сколько мне лет, здесь же меня помнят девчонкой и зовут забытым именем - Валюшка. А ведь я уже на пенсии. Тут я молодею душой, родина - волшебное место.

А вот и моя школа. Тут я восемь лет училась и два года работала. Сейчас в ней всего два ученика. В следующем году ее собираются закрыть.

Крест на месте, где стояла церковь. Ее снесли в пятидесятых, из бревен и построили школу.
Крест на месте, где стояла церковь. Ее снесли в пятидесятых, из бревен и построили школу.

Месяц я живу в деревне безвылазно. Здесь некуда пойти, разве только в магазин. Нет кинотеатра, библиотеку закрыли за ненадобностью. Автобус приходит раз в неделю, но тут самые прекрасные в мире закаты и рассветы, а луна пахнет яблоками и сеном.

Самые прекрасные в мире закаты.
Самые прекрасные в мире закаты.
Тут самые прекрасные   рассветы.
Тут самые прекрасные рассветы.
Луна пахнет яблоками и сеном.
Луна пахнет яблоками и сеном.

Я не скучаю по своей деревне, но, когда приезжаю туда, мне становится светло на душе и немного грустно.

Спасибо, что были со мной.