Тутта Ларсен: «Детства не бывает без ошибок, страхов и сомнений»

Фото из личного архива Тутты Ларсен
Фото из личного архива Тутты Ларсен
Теле- и радиоведущая Тутта Ларсен хотела стать палеонтологом, водолазом и космонавтом, но остановилась все же на журналистике. Какая была самая заветная мечта Тутты Ларсен в детстве  ‒ об этом и многом другом она рассказала «Хочу читать».

Есть ли случаи, когда ложь родителям в детстве оправдана?

Я думаю, что ложь никогда не может быть оправдана ничем и нигде. Но, к сожалению, не лгать вообще невозможно, ведь мы всегда хотим что-то приукрасить, а что-то не сказать, а получается, что врем. Тем более в детстве появлялись первые секреты от родителей, и, как ни крути, приходилось лукавить.

Где проходит та граница, после которой жаловаться ‒ уже не ябедничать, а информировать о проблемах?

Если один ребенок увидел, как другой спалил дом, – это оправдано. А если один ребенок хочет рассказывать, что второй ругнулся матом или играет в игру, в которую ему играть запретили, – это уже ябедничество. Система доносов в семье не должна поощряться в любом виде. Сигнализация о том, что опасно для жизни и здоровья, будет не лишней. Это важно объяснить и донести детям.

Какова была ваша «тактика» завоевания первой любви? Признаваться в ней стоит вербально или невербально?

Ой, я была весьма безуспешной в вопросах любви в подростковом возрасте: я была похожа на мальчика и у меня нигде ничего не росло (смеется). Поэтому со мной дружили, а влюблялись в других девочек. У меня нет опыта завоевания любви, и мне кажется, что первая любовь ‒ это такое хрупкое и нежное событие, что применять здесь такие термины, как «тактика», «завоевание» и прочее, очень грубо, пошло и в корне неверно. Первая любовь не про любовь. Это, скорее, про познание себя, про познание своего внутреннего человека, своей личности, чувственности, душевной глубины, способности к эмпатии и привязанности. Это вообще никак нельзя измерять во взрослых категориях «завоевания», «удержания» и «обольщения».

Можно ли отвечать силой на слова?

Я вообще считаю, что силой нельзя отвечать ни на что, потому что, если ты дерешься ‒ ты проиграл. Мой супруг ‒ каратист. Он тренирует детей. И у них есть в списке упражнений тренировка голоса: когда ты делаешь какие-то движения, ты довольно жутко кричишь – это такой звучный утробный крик, который человек производит всем своим существом с использованием диафрагмы. И мой муж объясняет детям, что лучшая драка ‒ это та драка, которая не состоялась. Ты крикнул своему сопернику ‒ он испугался, убежал и понял, что с этим «психом» лучше не связываться (смеется). Мои дети, особенно Лука, не отличаются выраженной физической силой. Лука достаточно хрупкий и невысокий, легкий человек – его сила проявляется в его характере, духе, чувстве юмора и интеллекте. Поэтому Лука предпочитает все проблемы со сверстниками решать вербально, и у него это хорошо получается, и мы в семье это, конечно же, поощряем. Но это не значит, что не нужно учить детей защищаться ‒ опять же в тех ситуациях, когда есть угроза жизни и здоровью. Отвечать ударом на слова – это проявление слабости.

Без чего не бывает настоящего детства?

Без ошибок, падений, страхов и сомнений. Счастливое детство ‒ это детство, в котором ребенок имеет право быть не правым. В котором он имеет право и поплакать, и покапризничать, и чего-то не хотеть. А также имеет право на свободную игру, на выражение своих желаний и на то, чтобы от него отстали взрослые.

Делать домашнее задание сразу или в последний момент?

Это сильно зависит от темперамента ребенка. Я и Лука такие люди, которые все делают в последний момент. Так устроен наш мозг – мы лучше всего усваиваем то, что сделано в экстремальных ситуациях, и лучше всего запоминаем то, что прочитано за 5 минут до урока. В школе я вообще к теоретическим предметам практически не готовилась: читала на перемене и только тогда я могла нормально ответить и получить пятерку. Потому что если бы я читала их за сутки, то у меня бы эта информация не устоялась и не задержалась бы в сознании. Марфа другая, ей нужно все с чувством, с толком, с расстановкой и заблаговременно.

Кем вы мечтали стать в детстве?

У меня было много мечт. Наверное, в самом нежном возрасте мечтала стать палеонтологом. Меня увлекали динозавры, как и всех. И водолазом. А еще космонавтом. Нет, все-таки первым был космонавт. Потом до 12 лет я хотела быть актрисой. Как-то мы с мамой оказались постояльцами гостиницы «Экран» при одесской киностудии, и я увидела, как живут актеры, которые приезжают на съемки из других городов: ужаснулась их бытом и образом жизни и поняла, что я так не хочу. И в 12 лет я приняла решение стать журналистом, как моя мама и бабушка.

Фото из личного архива Тутты Ларсен
Фото из личного архива Тутты Ларсен

Какие коллекции вы собирали в детстве?

У меня была крутая коллекция марок. Родители не жалели на это денег: помогали, поощряли. Я обменивалась марками со взрослыми людьми: мы с мамой ездили на различные слеты филателистов, общались с другими коллекционерами. У меня, например, были две марки государства Бутан ‒ они были не бумажные, а как стереооткрытки – мигающие, с какими-то невероятной красоты бабочками. Еще была коллекция марок с динозаврами, которую вместе с кляссером украл кто-то из моих гостей. Тогда это стало таким ударом для меня, что я перехотела собирать марки, потому что восстановить ту коллекцию было практически невозможно.

Что предпочитали – мультфильмы или книжки?

Мультиков в моем детстве было немного. Они были большой редкостью ‒ примерно 3‒4 раза в неделю по 15‒30 минут и то, только в отдельных специальных передачах. Поэтому, конечно же, главными спутниками моей жизни были книги.

Какое ваше любимое время года в детстве и сейчас, почему?

В детстве, конечно, лето. Потому что это мой день рождения, это каникулы, потому что тепло, ничего не нужно делать и можно просто бегать в трусах и рвать с дерева недозрелые абрикосы, наслаждаясь теплом. А сейчас ранняя осень – бабье лето. Это самое красивое время в году ‒ последний пир природы перед увяданием. Всё в предвкушении глубокого сна. И в этой такой избыточной красоте, тишине, прозрачном небе и золотых и багровых тонах для меня есть какая-то невероятная нежность, чистота и красота.

Кто был вашим кумиром в детстве?

Моим кумиров была бабушка – Татьяна Васильевна, в честь которой меня назвали. Впрочем, им она по сей день и остается.

Вы были хулиганкой или хорошей девочкой?

Я не знаю, что такое хулиганка, а что такое хорошая девочка. Я окончила школу с золотой медалью, но при этом у педагогов были постоянные вопросы к моему поведению. Но мое плохое поведение заключалось не в том, что я била младшеклассников или хотела поджечь школу, а в том, что я задавала неудобные вопросы или не хотела носить школьную форму. То есть, наверное, какой-то нонконформизм во мне был, но мне кажется, это естественное, нормальное желание творческого человека в подростковом возрасте самовыражаться. Мое плохое поведение заключалось лишь в том, что я хотела быть собой. Поэтому я считаю, что была хорошей девочкой.

Какую магическую способность вы хотели себе в детстве?

Я хотела иметь возможность перемещаться из одного места в другое без помощи общественного транспорта. Потому что я ездила в музыкальную школу на большое расстояние, а автобус ходил очень редко: приходилось в плохую погоду по часу стоять одной на остановке, где было холодно, страшно и противно. В тот момент я мечтала о возможности телепортироваться или чтобы за мной прилетела комфортная летающая тарелка и забрала меня домой.

Ваш любимый и нелюбимый урок в школе.

На самом деле любовь к урокам в школе напрямую связана с любовью к учителю, который преподает предмет. Например, долгое время для меня нелюбимым уроком была математика, пока в 9 классе к нам не пришла потрясающая учительница, которая сделала для меня математику самым увлекательным предметом, но было уже слишком поздно, потому что я сильно отстала по этому предмету. Я безумно ждала астрономию, так увлекалась этим – все-таки желание быть космонавтом переросло в поиски инопланетян, у меня были книжки с картами звездного неба, и я мечтала иметь телескоп. Но, к сожалению, оказалось, что в той форме, в которой астрономия преподается в школе, это был настолько нудный, серый и унылый урок, что любовь к этому предмету быстро улетучилась. Конечно же, лучше всего мне давались литература и история.

Самая любимая вещь из детства.

У меня был плюшевый слон (слон-подушечка), такой весь очень мягкий и нежный, которого мне привезла мамина подружка из ГДР, где ее муж служил в армии. Для меня он был очень дорог, и я с ним спала, но мы его потеряли при переезде из какой-то квартиры в другую, и он канул в Лету. Это было настоящей трагедией, и после этого я больше не привязывалась к вещам.

Ваша заветная детская мечта.

Я думаю, что главной моей мечтой было, чтобы папа не уходил. Но папа ушел, когда мне было 7 лет, и мне кажется, что в тот момент мое счастливое детство закончилось (в какой-то его части). Мне все равно очень повезло с родителями – у меня был изумительный отчим, который меня обожал. И, в общем, это было такое самое-самое заветное детское желание. А если говорить о желании, которое у меня стало зреть чуть позже, ближе к подростковому возрасту, то это было найти наставника. Потребность в каком-то учителе, который научит меня не только школьным предметам и игре на гитаре, и потребность была очень высока – видимо, какой-то голод духовный, поиск ответов на вопросы «кто я?», «зачем?» и «почему я это я?» был очень острый и начал очень рано меня волновать. Родители не могли мне ответить на эти вопросы ‒ у них, в принципе, не было времени как-то обсуждать такие вопросы со мной.

Самое любимое лакомство в детстве.

Жареная картошка и колбаса «Казы». Это была такая колбаса, которой можно было гвозди заколачивать – она была жутко сухой, жутко твердой и очень соленой. Но я обожала ее с жареной картошкой.

Лучшая детская игра всех времен и народов.

Конечно, лучшая игра всех времен и народов – «Казаки-разбойники».

В детстве вы предпочитали быть как все или «белой вороной»?

Я никогда не была ни тем, ни другим. Я предпочитала быть собой. Я достаточно сильно отличалась от сверстников, но была им интересна, а мне было интересно с ними, и мы всегда находили какие-то формы взаимовыгодной коммуникации.

Если бы у вас была возможность написать письмо самой себе в детство, какой совет вы бы себе дали?

Я бы не стала писать письмо. Я бы отправила какую-то очень клевую открытку с каким-то крутым видом Москвы или Нью-Йорка. И написала бы: «Ты очень крутая! У тебя все будет очень здорово! Так держать!»

https://want2read.ru