Что несет больше угрозы миру и стабильности в Центральной Азии?

Главное из панельной дискуссии «Что несет больше угрозы миру и стабильности в регионе ЦА (+Афганистан): пандемия, религиозный экстремизм, терроризм или национализм?» на фестивале «.Три.Точки. Фест» #threedotsfest

Что несет больше угрозы миру и стабильности в Центральной Азии?
Что несет больше угрозы миру и стабильности в Центральной Азии?

Хуссейн Эхсани, доктор политологии. Исследователь деятельности и распада «ДАИШ» в Ираке (Аль-Рамади, Аль-Анбар, Фалуджа и Мусул)

Исламские радикальные группы Центральной Азии, их придушили немножко в течение нескольких десятилетий, но после этого у них была возможность и шанс снова восстать, поэтому они пытаются достичь своих целей. И с тех пор и до сегодняшнего дня они являлись союзниками друг друга, они поддерживали друг друга, передавали оружие друг другу. Идеологически и логистически они были связаны, то есть это был такой единый фронт.

Насколько я понимаю у них специально такая особая идеология и разумеется у них свои геополитические, геостратегические цели. Их лидеры верят, что так как такая особенность геополитическая, она дает и возможность повлиять на региональную безопасность. Другими словами Афганистан – это перекресток центральноазиатского региона, он как бы стоит мостиком между южной, восточной, западной Азией

Сама природа новых угроз может быть разнообразной, она может переходить из одной страны в другую. И эта природа перехода нового терроризма, то, что может переходить из одной страны в другую страну, и это такой эффект расплескивания.

Для борьбы с этими угрозами нам нужна межрегиональная коалиция. Если Афганистан будет первым шагом для Талибана, то следующим или через один будет другая страна, например Пакистан, это может быть даже США. Сама природа идеологии исламистских фундаментальных групп в том, что они хотят распространять свою идеологию за пределы границ определенной страны.

Юлия Денисенко, директор ОФ «Азия Групп», общественный деятель, эксперт в области превенции экстремизма и дерадикализации

Есть проблемы, которые стоят на первом плане в Центральной Азии. Это все, что связано с пандемией и Covid-19, а есть проблемы, которые уже усугубились, исходя из этой ситуации, в том числе и насильственный экстремизм, национализм. Я всегда выступала за то, что нам нужно принимать комплексные решения и комплексные меры противодействия. И большей угрозой является то, что экстремисты и националисты могут объединиться.

Насколько часто мы видим в социальных сетях искаженные идеологами экстремизма и терроризма термины. Ну, например, джихад, шахиды – это малая часть из них. Я когда общаюсь с людьми и спрашиваю, а понимаете ли вы их значение, в основном говорят о негативном контексте. Что видят журналисты и блогеры за этими словами? Они видят рейтинг, потому что положительный контекст, такого рейтинга набрать не может. Что видят традиционные верующие – они видят оскорбление, они видят обиду, потому что их религия искажается. Что видят представители экстремистских и террористических групп? Они радуются, они достигли своей цели, они достигли того, что в медиапространстве распространяется их язык, язык ненависти.

Можно ли заменить эти термины? Да, можно и в этом плане лучший помощник – это уголовный кодекс, в котором прекрасно даны аналоги и никто не запрещает ими пользоваться и никого при этом не оскорбляет. Важно разобраться со смыслами и нести ответственность за то, что мы вещаем в медиапространстве.

Асомиддин Атоев, магистр компьютерной науки (Университет Сальфорд), магистр естественных наук по информационно-коммуникационным технологиям для развития (Университет Манчестер) и стипендиат Международной программы International Policy Fellowships 2004/2005 Центра изучения политики (Университет Центральной Европы

Существует гипотеза, что интернет и другие цифровые технологии являются фактором риска радикализации молодежи и привлечение молодежи в экстремистские группы. Такая гипотеза еще поддерживается атрибутами цифрового общества, частью которого являются все наши страны Центральной Азии. Согласно данным источников, число пользователей интернета в регионе составляет 46% от общего населения, для Таджикистана – это 26%, больше половины населения региона являются молодежью до 28 лет. Проведенное исследование показывает, что эти атрибуты цифрового общества очень хорошо используются группами насильственного экстремизма для своих нарративов, для достижения своих целей. Если сравнить нарративы экстремистских групп с контрнарративами, которые создаются в рамках различных инициатив в рамках региона, то контрнарративы создаются в основном на государственном языке, то есть не на всех языках, которые популярны в регионе. Также исследователи пришли к таким выводам, что Телеграм и Фейсбук являются основными каналами, которые используются этими группами.

Олия Ильмурадова, руководитель МСПЦ «Баркарор Хает», работает в сфере реабилитации и реинтеграции граждан, вернувшихся из зон конфликта.

После того как ИГИЛ и другие группировки потерпели крушение для многих стран стало проблемой, что же делать с гражданами, которые остались там. У нас было несколько операций возвращения из Ирака, Сирии и Афганистана. Это было четыре гуманитарные операции, в рамках которых вернулись 342 гражданина: женщины, дети и мужчины. И кроме того есть другая категория граждан самовозвращенцы, которые вернулись в Узбекистан через консульские службы. Наша программа реабилитации состоит из трех основных фаз: встречи, активная реабилитация и пассивная реабилитация. Это и документирование и помощь в оформление документов: паспортов, свидетельств о рождении, проведение геномной экспертизы, доступ к медицине, доступ к образованию.

И все это очень важно охватить за такой небольшой срок.

Мы предоставляем профессиональное образование женщинам, чтобы за короткий срок разбудить в них чувство ответственности за своих детей и создаем условия для самозанятости. У нас есть базовые принципы в работе с этими группами. Главный принцип – это добровольное участие. Сразу скажу, что нет стопроцентной гарантии успеха

Камолиддин Раббимов, директор «ЛИГЛИС-ЦЕНТРА»

Внутриполитическая повестка Франции последних 20 лет значительно отличается от прежних эпох. В президентской гонке в 2000-х годах с Жаком Шираком во втором туре состязался лидер ультраправой партии Марин Ле Пен. С тех пор в политической элите Франции есть правило – делать все, чтобы не позволить ультраправым прийти к власти. Если к власти придут ультраправые – это может стать катастрофой для глобальной и европейской роли Франции. Во французском обществе год за годом нарастает спрос по сдерживанию миграции. Ультраправые обещают сдерживать миграцию, подавить культурные проявления мусульман, выйти из Европейского союза. При демократии и свободе полностью избавиться от национализма не получится. Исторически демократия и национальные государства почти братья-близнецы. Демократия строится на платформе национального государства, а национализм – это болезненное состояние государства.

Смотрите полную запись дискуссиина нашем канале YouTube .

А еще не пропустите самые интересные сессии ".Три.Точки.Феста."

Следите за расписанием .

С 23 по 26 марта 2021 года мы проводим Региональный Фестиваль Миростроительства ".Три.Точки.Фест".

Мы расскажем о результатах работы проекта и послушаем экспертов, которые расскажут о трендах и дадут рекомендации для укрепления связей гражданского общества, государственных учреждений и сообществ.