Заметка #23 - Мой первый контракт в море - часть 3. Семи смертям не бывать...


Мой первый капитан.

Что я ему сделал? Почему? Я не узнаю никогда.

С самого первого дня, этот треснувший анус доебывал меня за всякую фигню. Запрещал курить, впаривал мне долгие занудные речи, что я должен быть супер благодарен, что попал на флот и мне еще и за это платят (180 долларов в месяц). И я вообще должен целовать грибок на его стопах и радоваться, что меня кормят.

Я, молодой и не понимающий, что происходит, пацан, молча слушал и не высовывался. Он же капитан. Но после того, как он при всем экипаже заявил стармеху, что ему не стоит общаться "с этой грязью", указывая своим корявым пальчиком на нас - двух матросов и меня, все изменилось окончательно.

С тех самых пор, я продолжал молчать, но смотрел ему в глаза всегда с максимальным презрением, которое мог из себя выдавить.

И понеслось. Он решил от меня избавится. Как избавится от молодого и неопытного пацана? Списать. Но сделать это можно было лишь в трех случаях: бухло и наркота, неподчинение приказам и по собственному желанию. Бухло и наркота сразу отпадали. А вот два оставшихся варианта — легко. Даешь невыполнимые и опасные для юнги задания и он по идее либо откажется выполнять — субординация, либо уедет по-собственному, потому что слишком уж тяжело.

И так, попытка номер раз.

Задание: вымыть от тира (смесь солидола и черной краски) помещение, куда во время шторма упало пару двадцати литровых банок этого говна и разорвало, как шрапнель.

Условия: температура в помещение +45, плохо вентилируемое, отмывать сильно концентрированным растворителем и ссаными тряпками без средств защиты.

По началу, я просто охуевал от паров растворителя и жары, но тёр. Со временем становится все сложнее, организм не успевает выводить токсины. Где-то на пятый день такого труда, было ну очень жарко и оставалось немного. Я присел передохнуть и понял, что не могу встать.

Интересный факт: пары растворителя впитываются в кожу и имеют свойство накапливаться в организме.

Угорел. Едва мог шевелить руками, звать на помощь не мог вообще. Я действительно сидел и думал, что дам дуба, но пытался не вырубаться. Что за мысли были в моей голове, страшно представить. Три недели на пароходе, бля.

Но тут удача улыбнулась. Матрос проходил мимо лаза и решил меня позвать сверху. Естественно, я ему не ответил и он спустился посмотреть, what's going on. Самостоятельно вытащил меня по лазу (здоровенный мужик). Спасибо ему. Еще часа три часа я лежал на свежем воздухе на лавке и меня отпаивали молоком, которым я поблевывал маленько. Хорошо на следующий день был выходной.

Попытка номер два.

Задание: смазать троса кранов этим самым тиром. Вообще-то, до этого случая я высоты побаивался. Ну в смысле, не высоты я боялся, а упасть и разбиться к чертовой бабушке.

Условия: десять метров над палубой, банка с тиром, кисточка и страховочный пояс (кстати их уже запретили — при падении ломали позвоночник), прикрепленный к этому самому тросу.

Ползешь на карачках задом по стреле крана мажешь кисточкой этот самый трос и тащишь за собой это гребаное ведро, а судно то еще покачивается на волнах.

Когда старпом проснулся на вахту и увидел меня на стреле, его чуть инфаркт микарда не разбил и он начал истерично орать, чтоб я слезал оттуда немедленно. С тех пор правда я высоты вообще не боюсь. Если на мне страховка️😉.

Попытка номер три.

Задание: отбить и покрасить двухкомпонентной краской пустой танк.

Условия: никакой вентиляции кроме люка в танк, темнота, прожектор накаливания, который сжигает весь из без того отсутствующий воздух, пыль от ржавчины, высоко токсичная краска.

Ползая, что хомячок в жопе из "Южного парка", сбивая колени о металлические пороги в темноте и обжигаясь прожектором, отбить у меня все таки вышло. Но покрасить... Бывалые моряки меня предупредили, что надо красить очень быстро и вылазить, потому что угорю от краски, а из такого танка доставать человека пиздец, как сложно. Я, сука, покрасил и вылез. Сижу на палубе, на свежем воздухе, горжусь собой.

И вот тут то и появляются они. Как и обещал. Барабанная дробь - семейка ежей бежит по краю трюма. Большой ёж и четыре ежонка. На судне. Посреди Тихого океана. Так себе трип, скажу я вам.

Но меня это тогда почему-то не удивило. В-общем, схема старая — молоко и свежий воздух. Дополнительный эффект: помимо глюков, была очень заторможенная реакция. На некоторые вопросы я отвечал спустя пару минут.

Я так и не списался по собственному желанию и ни разу не отказался ни от одной работы. За такую тараканью выживаемость и упертость, эта гнида естественно возненавидела меня еще больше, но весь остальной экипаж меня зауважал, что сказать.

Были конечно и другие случаи: ослеп на два дня, когда химия в глаза попала (ну как ослеп, цвета я видел), бесчисленные ушибы и растяжения, отработал 440 часов за месяц (до сих пор мой личный рекорд), в последний день контракта старпом меня чуть двадцати тонным понтоном не раздавил. Но это все уже просто - shit happens.

Это был официально мой самый сложный контракт и ничего подобного ни от кого я больше не слышал. Это я так прозрачно намекаю, насколько Большущие у меня яички😁.

И да, после последнего случая с танком я начал бухать, как настоящий моряк и борзеть😎

Ну и пользуясь моментом, хотел бы передать привет моему первому капитану Егорову. Чтоб тебя черти в жопу раскаленными паяльниками вечность драли😈.

That's all, folks!

А пока вы ставите лайки и подписываетесь, я обещаю в следующий раз рассказать чего-нибудь веселенькое.

Например, байку про то, как мы охотились на змею во Вьетнаме😁

P. S.: коллеги-моряки, знаю, что вы хотите все сказать. Ну не знал я тогда ни про то, что мне нельзя этого делать, ни про технику безопасности и т. д. и т. п. Туповат я был кадетом, что сказать.🤷🏻‍♂️