Клей

Сашка был случайным и ненужным ребенком в семье, как это сейчас принято говорить, с низкой социальной ответственностью. В семье алкоголиков, проще говоря.

Рос Сашка как сорная трава, сам по себе. Питался случайными объедками от родительских застолий. В 5 лет нечаянно попробовал водку. Тоже на родительском столе оказалась забытая рюмка. Водка Сашке не понравилась - горькая. Но раз родители ее все время пьют, значит так надо, наверное.

Бесконечно пьяное окружение для Сашки было абсолютной нормой. Он даже не знал, что бывает как-то иначе. В 6 лет Сашка получил ключи от квартиры и неограниченный доступ на улицу. Домой он приходил только ночевать. Где, с кем он гулял и чем занимался, никто толком и не знает. Родителям не до Сашки - ночевать пришел, и ладно. А сам Сашка в силу возраста и неосознанности своего поведения и не помнил толком.

Когда и как он попробовал нюхать клей, и сам толком не помнит. Кто-то из старших пацанов во дворе показал. Нюхать клей Сашке понравилось. Он не горький, как водка, а потом можно смотреть мультики. Телевизор-то родители пропили, остался Сашка без единственной радости - без мультиков. А тут забурился со старшаками в подвал, понюхал клея, и мультики на стене показывают. Чаще всего "Ну, погоди!" или "Том и Джерри".

Проблемы начались, когда старшаки стали относиться к Сашке на равных. И перестали угощать клеем. Теперь он на правах равного тоже должен был приносить клей. Пришлось воровать. На том и попался.

Все это Сашка рассказывал мне, когда его привезли в спец.училище для подростков-преступников. Было время, я работала в этом училище педагогом-психологом. При поступлении дети обязательно проходили психолого-педагогическую диагностику. Тогда Сашка и поделился со мной своей непритязательной историей. Ничего плохого или предосудительного в своей жизни он не видел. Для него это было абсолютной нормой.

Когда я задавала ему вопросы об его опыте токсикомании, он смотрел на меня, как на ненормальную. В конце концов, задал мучающий его вопрос, который буквально перевернул мое представление о мире этих детей: "А вы что, сами никогда ничего не нюхали?".

То есть для него это абсолютная норма. Он даже и подумать не мог, что где-то есть люди, живущие иной жизнью. Он не знал о том, что есть семьи, где детей любят и заботятся о них, где дети не вынуждены самостоятельно добывать себе пропитание, где у детей есть телевизор и они могут спокойно смотреть мультики без всякого клея. Он не знал, что бывают трезвые родители, бывает разнообразная еда. А совместные игры с родителями, чтение, семейные поездки и развлечения для него были и вовсе из области фантастики.

К сожалению, дальнейшая судьба Сашки, как и Веньки из предыдущей истории, мне неизвестна.