ЧЕРНАЯ СМЕРТЬ (V)

3 March

Иоанн Кантакузин в своей «Истории римлян» уделяет эпидемии гораздо больше внимания. Так же, как и Григора, он пишет, что чума началась в Золотой орде, а затем, двинувшись оттуда, «она не только прошла по Понту, Фракии и Македонии, но и по Элладе, Италии, всем островам, Египту, Ливии, Иудее, Сирии и почти по всему кругу ойкумены».
Количество умерших было огромным, причем, самое ужасное было в том, что защититься от болезни было невозможно. Невозможно было проследить хоть какую-нибудь систему в том, кто более подвержен ей. «Никакой образ жизни, ни мощь тела не могли защитить. В равной степени все были истощены, и сильные и слабые тела, и вполне окруженные уходом умирали подобно беспомощным».

Даже мимолетного контакта с больным было достаточно, чтобы заболеть. Несмотря на все предостережения Иоанна Кантакузина, который в 1347 году после окончания гражданской войны был признан императором, его младший сын заболел и умер. В первый год эпидемии вымерли целые роды и многие дома оставались опустевшими. Заболевание распространялось в том числе и на животных. Интересно, что Джованни Бокаччо, описывая чуму во Флоренции, тоже пишет об этом. Врачи были бессильны что-либо сделать и «когда кто-то чувствовал себя заболевшим, то никакой надежды не оставалось на спасение».

Судя по описанию, в Константинополе была распространена легочная форма чумы. Император приводит клиническую картину заболевания. Болезнь начиналась неожиданно и длилась 2-3 дня, после чего следовала смерть. «Одни были одержимы сильнейшим жаром и поражены болью в голове, были одержимы безмолвием и безразличием ко всему происходящему и вследствие чего были погружены в глубокий сон. И если каким-то образом приходящему в себя хотелось издать звук, язык двигался с трудом, и нечленораздельно звучали многие (слова), умерщвленные болью вокруг затылка, и (человек) мгновенно умирал. Других болезнь поражала не в голову, а в легкие, воспаление возникало мгновенно внутри в легких, и, рассказывают, наступала острая боль в легких. (Человек) выпускал налитую кровью слюну и необычное и зловонное дыхание изнутри: горло и язык, пересохшие из-за жара, были черные и кроваво-красные; и питье было назначено большинству, бессонница угрожала все время, и затруднение было повсюду в верхней и нижней части рук, и около щек и у некоторых в других местах тела возникали большие или мелкие черные волдыри, как у других появлялись по всему телу черные язвы, тонкие и прозрачнейшие».

Для Иоанна Кантакузина ясен духовный смысл заболевания: это единственный способ образумить людей, которые в своей безнаказанности готовы бесконечно совершать ужасные злодеяния. Однако, в этот тяжелый год болезни и умирающие и выжившие в равной степени старались воздерживаться от дурных поступков, стремясь таким образом оправдаться перед Богом, вернуть Его расположение и остаться в живых. Кантакузин указывает на эту особенность человеческого поведения во время болезни: она вынуждает человека, увлекшегося накоплением богатства, остановиться и раскаяться если в совершенной несправделивости и обратиться к благородным поступкам. «Могущественные» вдруг научились сочувствовать и сострадать тем беднякам, которые страдали от болезней прежде и не имели возможности обратиться к врачам, а потому «раздавали необходимое бедным, пока болезнь не поразила их самих», пишет автор, - дело невозможное и невероятное прежде. Стоит напомнить, что с 1341 года страна в ходе гражданской войны постоянно подвергалась нападениям турок и разделившегося римского войск.

Авторский паблик: https://vk.com/basileia_romaion