Литературные мистификации: Магия с разоблачением

4 February

В конце 1920-х в Советском Союзе начинает продаваться книга «Зеленые яблоки». Этот роман написали целых семнадцать авторов. И какие это имена! Марк Твен, Герберт Уэллс, Стефан Цвейг, Джек Лондон… Невозможно представить, чтобы столько гениев пера смогли когда-нибудь собраться вместе.

Эта игра длится тысячелетиями. Фальсификации и мистификации. Чем больше загадок, тем выше прибыль. Почему тайна порой становится единственным путем к славе? Как псевдонимы убивают своих создателей, а материальные затруднения толкают на обман даже великих? Кто и зачем создает литературные мистификации?

Зеленые яблоки

В 1927-ом одно из советских издательств публикует коллективный роман «Зеленые яблоки», написанный семнадцатью известными писателями. Что ни имя, то звезда мировой литературы. Новинка мгновенно становится сенсацией и порождает волну слухов и разговоров. Из указанных мастеров слова половины уже давно как нет в живых. Да и возможно ли вообще такое коллективное творчество? Но если не они, то кто тогда настоящий автор?

Издание "Зеленые яблоки"
Издание "Зеленые яблоки"

Вскоре в печати появится письмо, адресованное издателю, от некоего заключенного Корнелиуса Крока, который признается, что, сидя в одиночной камере и читая чужие романы, он сотворил собственный шедевр.

В предисловии к книге Николай Борисов, переводчик с несуществующего американского языка, утверждает, что роман выдержал более 600 изданий в США, а теперь впервые публикуется на русском. Впрочем, вскоре выяснится, что за рубежом это произведение никогда не издавалось.

«Зеленые яблоки» - не более чем умелая компиляция. Этот загадочный Корнелиус Крок явно ненавидел советскую Россию, потому что считал, что страдает из-за этой страны. Данный роман он создавал из кусочков переводов известных писателей, причем переводов плохих. В них были заменены и исковерканы все мысли авторов. Читается книга очень и очень тяжело.

Но как же роман получил добро на публикацию? Могла ли упустить такой подлог всесильная советская цензура? Интрига длится недолго: сопоставив все факты, литературоведы приходят к выводу, что составителем романа является сам Николай Борисов – автор предисловия. А «Зеленые яблоки» - мистификация, которую он создал, чтобы высмеять советских переводчиков, чьи труды написаны по одному шаблону.

17 известнейших иностранных фамилий на обложке обеспечили «Яблокам» интерес читателей. Трюк с именами в истории литературы проделывался не один раз. В середине 1990-х Россию охватывает мода на все западное. Российские издатели начинают повально переименовывать отечественных писателей.

Психологи считают, что это была точно выверенная игра на подсознании неискушенного читателя - как и в случае с «Зелеными яблоками».

Макс Фрай, или Светлана Мартынчик

В середине девяностых на русском литературном Олимпе загорается имя Макса Фрая. Имя нового писателя тут же привлекает к себе внимание литературных критиков. Однако, среди зарубежных такого автора, как Макс Фрай, нет. Значит, это псевдоним, решают все. Но кто скрывается под звучным именем писателя-фантаста?

Макс Фрай: Дар Шаванахолы. История, рассказанная сэром Максом из Ехо

Голубоглазый афроамериканец, судя по фамилии, с немецкими корнями – так издатели преподносят публике писателя, чьи книги в жанре ироничного фэнтези расходятся в России огромными тиражами. Пять лет интриги - и в одной из телевизионных программ публике наконец-то показывают подлинного Макса Фрая. Это женщина, зовут ее Светлана Мартынчик.

Светлана Мартынчик
Светлана Мартынчик

Но что же заставило автора, так долго прятавшегося под псевдонимом, все-таки выйти из тени? Издатель посчитал, что Мартынчик исписалась, и предложил продать ему имя «Макс Фрай», чтобы под этим псевдонимом писали уже другие люди. Она отказалась.

Владимир Набоков и «Лаура и ее оригинал»

А вот другая история: в конце 1970-х журналист одного из американских изданий звонит автору скандальной «Лолиты» и просит перечислить самые понравившиеся книги из прочитанных в уходящем году. Владимир Набоков в числе прочих называет и собственный новый роман «Подлинник Лауры». Заинтригованные журналисты отправляются к писателю за подробностями. Однако Владимир Владимирович наотрез отказывается давать интервью.

Слухи о новой книге каждый день обрастают все новыми догадками. Уж не пишет ли мэтр продолжение своей знаменитой «Лолиты»? При жизни автора роман так и не будет опубликован. Перед самой смертью Набоков просит жену и сына сжечь каталожные карточки. Именно на них он писал главы своего последнего романа. Неужели карточки с «Лаурой» сгорели в огне? После смерти Набокова этот вопрос волнует буквально всех. Сын писателя признается, что рукопись все еще существует.

КНИГА: Тайная история Владимира Набокова

Публикация книги затягивается на долгие тридцать лет. Когда наконец она выходит в свет, все становится понятно без лишних слов. Безусловно, написанные рукой Набокова, перед читателями предстают разрозненные фрагменты и черновики. Но это всего лишь наброски. Не было никакого романа. «Лаура и ее оригинал» - искусная мистификация.

Владимир Набоков
Владимир Набоков

Но зачем Набокову понадобилось придумывать эту мистификацию с собственным романом? Некоторые специалисты считают, что писатель выдумал эту историю с одной только целью – успокоить своих кредиторов. Грандиозный успех «Лолиты» кормил семью Набоковых несколько десятилетий, но вечно это продолжаться не могло. Новые же книги автора не имели такого успеха, соответственно, не приносили больших денег. Поэтому семья залезла в долги. Но назвать шедевром то, чего никогда не было, и выдать за чистую монету – для подобного заявления нужно немало смелости.

Дневники Гитлера

Весной 1983-го западногерманский журнал «Штерн» выходит с сенсационным заголовком: «Обнаружены дневники Гитлера» и публикует выдержки из тетрадей, собственноручно написанных фюрером. Но каким образом секретные записи нацистского вождя оказались в распоряжении журнала?

Герд Хайдеман – человек, которому во всей этой истории будет суждено сыграть, пожалуй, самую важную роль. Этот журналист увлекался всем, что связано с нацизмом. Он даже продал дом и купил яхту Геринга, на которую приглашал бывших гитлеровских офицеров, не попавших под суд.

Герд Хайдеман и яхта Carin II
Герд Хайдеман и яхта Carin II

На одной из таких встреч Хайдеман знакомится с неким Конрадом Куяу. Владелец магазина, торгующий в Штутгарте фашистской символикой, рассказывает Хайдеману историю о своем брате – офицере, живущем в ГДР. Несколько месяцев назад тот переправил на Запад неизвестные дневники Гитлера. Он купил их у одного старого немецкого крестьянина и теперь срочно ищет на них покупателя. Уже на следующую встречу Куяу приносит с собой один из дневников. Последняя дата в потрепанной кожаной тетради – 20.04.45 г.

История дневников Гитлера

В этот день фюреру исполнилось 56 лет, и он находился в своем бункере, понимая, что дни фашистской Германии сочтены. Пора подумать и о себе. Помощники советуют Гитлеру перевезти важную документацию, деньги и вещи в безопасное место. Для этих целей нацистами построено специальное тайное хранилище.

Фюрер дает согласие, и 10 транспортников с секретным грузом на борту взмывают в воздух. Однако до пункта назначения добираются лишь 9. Когда фюреру докладывают, какой борт пропал, он произносит что-то вроде: «Ничего ужаснее произойти просто не могло!»

Пропавший транспортник терпит крушение недалеко от Дрездена. Его обломки обнаруживают местные крестьяне. Один из них, покопавшись, находит документы, которые могут стать главной исторической сенсацией 20 века - дневники Гитлера.

Эту историю Куяу рассказывает Хайдеману. Тот делится услышанным с издателями «Штерна». Он убеждает руководство журнала заплатить своему новому знакомому девять миллионов марок, полтора из которых он, не стесняясь, положит себе в карман.

Конрад Куяу
Конрад Куяу

Знал ли тогда Герд Хайдеман, что совершает главную ошибку в жизни? Сразу после публикации дневников «Штерн» оказывается под прицелом критики. Владельцев журнала обвиняют в том, что их интересует лишь увеличение тиража. А журналистов – в том, что они даже не удосужились сделать химический анализ чернил, которыми писал фюрер.

Читатели, вначале поверившие в сенсацию, теперь теряются в догадках: неужели дневники Адольфа Гитлера – это подделка? Количество нестыковок растет как снежный ком. Вопросов становится все больше, а ответов нет. Почему никто из окружения Гитлера, включая личных адъютантов и секретарей, не знал, что фюрер ведет дневник?

Последним ударом по репутации журнала становится почерковедческая экспертиза. Ее заключение: «Очень плохая подделка». Но чьими словами говорит тогда Гитлер в своем фальшивом дневнике? Ответ все время лежит на поверхности, но его, кажется, никто не видит.

Слова в дневниках действительно принадлежат Адольфу Гитлеру. Вот только все они давно известны: это речи и заявления фюрера, произнесенные им с 1932 по 1945 годы. В итоге Хайдеман и Куяу осуждены за мошенничество и получают по четыре с лишним года тюрьмы. Тиражи «Штерна» резко упали. Имидж журнала испорчен надолго.

ПРОДОЛЖЕНИЕ - ЗДЕСЬ

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ НА САЙТЕ KNIGA.ONLINE: https://kniga.online/literaturnye-mistifikacii

Источник изображений: Яндекс.Картинки