Чужие дети.

353 full reads
410 story viewsUnique page visitors
353 read the story to the endThat's 86% of the total page views
3 minutes — average reading time

Сдохни, грусть. История восемнадцатая.

Читаю в сети рассуждения пухленького менеджера про «баб с прицепом» и «свиноматок со спиногрызами» — это такие изящные выражения, обозначающее в мужском сознании женщин с детьми. По их мнению, эти женщины никому не нужны. Их место на помойке. Они третий сорт на брачном рынке. Второй сорт — толстые. Первый сорт — провинциальные непритязательные девственницы с плоским животом и пятым размером груди, с зарплатой выше среднего, всегда желающие секса с пухленьким менеджером с зарплатой в 35 000 рублей. Они не существуют и поэтому безопасны.

Для этих пухленьких менеджеров третьего звена, любая женщина — это не человек. И ребенок, даже свой, не говоря уже о неродных - это не человек. Это нечто пожирающее и без того скромный ресурс. Деньги, время, тепло, внимание. Поэтому для них возможен только обмен. Я тебе штамп в паспорте — ты мне борщ. Ребенок, но чтобы только продолжал мой великий род менеджеров. Я тебе деньги на трусишки — ты мне благодарна до конца жизни.

У них мало ресурса, им нечем делиться. Они не понимают, что брак, это не только работа по дому и регулярный секс — это еще тепло, забота внимание, это флирт, это вместе, это слова «как ты мне дорог» и стоны «мне с тобой так хорошо». И дети — это не те, кто ноет, требует и истерит. Это еще и огромный источник радости и новых открытий.

Чужие дети.

Они очень обижаются, если им говорят: «Спасибо, но мне не надо». Я не собираюсь смотреть тебе в глаза с благодарностью за чашку кофе. Я сама могу заплатить. Что мой ребенок — это не чемодан без ручки, а точно такой же человек, как и ты. Не лучше, не хуже, с такими же правами, как у тебя. Что мое дело имеет для меня ценность, точно такую же как и твое. И моя карьера так же важна, как и твоя.

Но это бесполезно объяснять людям без ресурсов, которые не привыкли уважать себя и свои границы. А значит они никогда не будут уважать других. И везде будут искать подвох, обман и корысть. Есть правило никогда не связываться с неудачниками. Не важно сколько у него денег и какой у него статус. Он всегда будет считать, делить и контролировать.

Я вам сейчас расскажу историю, которую прочла в женском журнале лет пятнадцать назад. История любви мужчины, женщины и двоих ее детей.

Чужие дети.

Он ждал её каждый день у ворот фабрики. Ничего примечательного: средний рост, средний вес, среднестатическая внешность. Военная форма. Офицер. Это она первая красавица, плясунья и певунья. Муж, двое детей. Мальчик и девочка. Погодки. А он приходит и смотрит. Подружки смеются: «что Варька, завела себе офицера. Генеральшей станешь».

А куда ей в генеральши? Фасовщица #16 на кондитерской фабрике. Восьмидесятые годы, тотальный дефицит. Своё пальто носит, как школу окончила, уже дважды перелицовывала. А когда обтрепались рукава сначала сделала модный кант, а потом и вовсе обрезала три четверти. А он стоит, провожает ее влюбленным взглядом. То тушенку передаст с подружками, то сырокопченую колбасу, то балтийские шпроты. В те времена — это как сейчас санкционный пармезан из Италии, чтобы вы понимали масштабы даров. Она не брала.

Однажды он подошёл к ней сам. Взял за руку и просто назвал по имени: «Варенька, я понимаю, вы меня не любите, я завтра уезжаю, вот деньги, купите себе пальто, а то холодно, и детям что -нибудь». И вложил в ее руку плотный конверт. Никогда никто не называл её Варенькой. Варька, Варюха, Варвара Николаевна. А у неё муж. Красавец - баянист. Не пьёт. Только с получки, по пятницам, после шабашки, с друзьями в гараже.
Да, и как дети без отца? Кому вообще нужны чужие дети?

Офицеру оказались нужны. И Варенька, и двое ее детей. Она не решилась выйти за него замуж. Через пару лет она умерла. Ее муж быстро женился во второй раз, а детей отправил к матери Вари. Офицер прилетел, как только узнал. И забрал детей к себе в новую семью. И он и его жена вырастили их, как родных. Мальчик — известный музыкант с мировым именем, взял фамилию и отчество приемного отца. Девочка стала врачом, как приемная мать.

У этих людей оказалось достаточно любви, чтобы вырастить двоих чужих детей. Потому что они видели в них людей. Маленьких, временами вредных до ужаса, но людей, которые нуждаются в любви и тепле. Как и мы все.

Это все, что я хотела сказать вам сегодня. Обнимаю.

Чужие дети.

Елена Пастернак