Ядвига.

362 full reads
432 story viewsUnique page visitors
362 read the story to the endThat's 84% of the total page views
4 minutes — average reading time

Сдохни, грусть. История седьмая.

Раньше в каждую поездку я собирала два чемодана вещей. Сейчас в любое путешествие я отправляюсь с одним рюкзаком, который проходит в ручную кладь. В аутлетах всегда можно купить 3 футболки за 5 евро и пару сменного белья, а в гостиничных номерах есть шампунь и гель для душа.

Мне больше не нужны вещи, чтобы быть везде, как дома. Меня этому научила моя лучшая подруга – Ядвига Людвиговна. Вчера ей исполнилось 92 года. Последние 6 лет, я праздную ее день рождения одна. Пеку норвежский яблочный пирог, завариваю чай с бузиной, зажигаю праздничные свечи.

Одиннадцать лет назад в Осло я снимала номер в дешевом пансионе для студентов. Небольшой дом на восемь постояльцев. На веранде в инвалидном кресле сидела пожилая дама, про которую мне сказали, что она полуслепая, глухая, и немного не в себе. Однажды она меня окликнула на русском с явным польским акцентом.
-Сядь, расскажи мне про Ленинград.
- Мне сказали, что вы ничего не слышите и почти ничего не видите.
- Я притворяюсь. Расскажи мне про Ленинград.

И я начала рассказывать про белые ночи, фонари на Литейном проспекте, улицу Марата, мост Петра Великого, рюмочные, которых больше нет, про Марсово поле и Александро – Невскую Лавру. Мы проговорили весь вечер.

Ядвига.

Ядвига родилась в 1924 году в католической семье. Младшая любимая дочка. Четверо старших братьев. Училась музыке, хотела стать певицей, но не случилось – война. Братьев призвали в армию. Ядвига обрезала косы и на коленях выплакала и вымолила, чтобы отец ей разрешил стать сестрой милосердия. Я не умею писать о страхе и боли. Я не могу себе представить тот ад, который пережила шестнадцатилетняя девочка, ухаживая за ранеными в оккупированной Польше.

В госпитале Ядвига подружилась с моряком Улафом из Норвегии. Всю его семью расстреляли за участие в Сопротивлении. А Улаф каким-то чудом спасся и ушел на фронт. Он учил ее норвежскому языку, а она его петь.

Ядвига.

В 1944 году, когда наши войска освобождали Польшу, в госпиталь привезли искалеченного советского офицера. И Ядвига влюбилась. Ей было все равно, что ему сорок лет, что он женат, что он инвалид, что он из СССР, а она на русском знает всего пару слов. После войны она уехала за ним в Ленинград. Вопреки здравому смыслу и запрету родителей.

Странно, но ее миновали жернова репрессий. Она сняла угол в коммуналке на Коломенской улице, устроилась на работу в госпиталь, поступила в вечернюю школу. Офицер комиссовался из армии. Сначала он жил с Ядвигой, потом вернулся к жене. Потом ушел от жены к Ядвиге. Потом опять вернулся к жене. Чтобы проверить чувства, как он сказал.

Проверка чувств заняла 10 лет. За это время Ядвига родила от офицера дочь Светлану, выучилась на учительницу пения, начала давать частные уроки, сняла отдельную комнату.

Однажды она попросила своего любовника о какой-то услуге, а он отмахнулся, типа занят завтра, надо друга встретить, а к тебе пока доберешься и погода плохая. К другу дорога оказалась хорошая, а к Ядвиге сплошные колдобины.

Ночью Ядвига написала письмо старшему брату. Через три месяца за ней приехал отец. Ее возвращение в Польшу обошлось семье в целое состояние. Никто не упрекал, но холод в доме такой стоял, что не вздохнуть. Ведь у Ядвиги была Света.

Незаконный ребенок в семье католиков. Отец поставил условие: если Ядвига хочет остаться жить с ними, дочь надо отдать в приют для «несчастных детей грешников». Но как здесь отдашь? Это для них девочка плод греха. А для Ядвиги любимый ребенок. Только жена младшего брата принесла денег и сказала: «уезжай, иначе они тебя здесь сожрут».

Ядвига.

Ядвига уехала. В одной руке дочь, в другой сумка. Сначала было очень тяжело. Долго искала работу, пела в кабаках за еду, подрабатывала сиделкой у тяжелобольных людей. Днем учила детей пению в школе, ночами в этой же школе мыла полы.

Наверное, счастливый случай привел директора польского народного хора на выпускной концерт учеников Ядвиги. И он предложил ей место сначала администратора, а через год своей помощницы.

Хор поехал на гастроли в Америку. Ядвига увидела Нью-Йорк и решила остаться. Нашла работу на киностудии. Съездила на фестиваль Вудсток. Опять собрала сумку и поехала волонтером в Африку.

В пятьдесят лет вышла замуж за норвежского военного врача. Того самого Улафа, с которым она подружилась в польском госпитале во время войны. Вместе они объездили весь мир с организацией «Врачи без границ»

После смерти Улафа, Ядвига переехала в Осло. Привела в порядок его дом, открыла в нем музыкальную школу и пансион для студентов. Сейчас этим пансионом управляет ее внучка. А дочь и зять руководят музыкальной школой.

- Ты знаешь, детка, я поняла самое главное. Если тебе суждено с кем-то быть, ты с ним будешь. Если тебе суждено где-то оказаться, то ты там окажешься. Только у кого-то дорога легкая и прямая. А кого-то водит кругами по всему миру. Не надо бояться отправляться в путь. Не надо тащить с собой прошлое. Для жизни достаточно того, что ты можешь унести в одной сумке.

Как оказалось, она была права. Время, расстояние, физическое присутствие - ничто. Если тебе суждено где-то быть, ты там будешь. И да, содержимого одной сумки – достаточно.

Это все, что я хотела сказать вам сегодня. Обнимаю.

Ядвига.

Елена Пастернак