Как начиналась моя карьера

1988. Я выпускник Рязанского радиотехнического института, стою перед дилеммой – возвращаться в родной Ташкент или оставаться в России. Мой куратор по дипломной работе, один из самых душевных преподавателей, посоветовал мне подумать про работу в Летно-Исследовательском институте (ЛИИ) в городе Жуковском. Идея меня крайне вдохновила – космические разработки Бурана, гироскопические системы, про такое я даже не мечтал.

Я быстро собрался в путешествие мечты – на электричке из Рязани в Жуковский, на встречу с его бывшими однокурсниками, работавшими в одной из лабораторий Института.

В силу мощной рекомендации, которой мой любимый преподаватель сопроводил меня на встречу своим звонком друзьям, встреча была никак не похожа на собеседование, скорее это был экскурс в мою будущую профессию. Что называется, технари из ЛИИ видели во мне себя самих несколько лет назад, и были ко мне крайне дружелюбно настроены.

Решение было практически мгновенное и обоюдное – через пару дней я получил из ЛИИ письмо-ходатайство в Министерство авиационной промышленности о распределении меня после института к ним в лабораторию.

Увы, это было еще советское время, с кучей бюрократических барьеров, и в силу того, что я на тот момент был уже женат, Министерские чиновники не одобрили запрос, сославшись на нехватку мест в общежитии для семейных пар.

Но мое решение приняло на тот момент необратимый характер, и я решил не возвращаться в Ташкент, и попытаться устроиться где-нибудь неподалеку, чтобы обождать какое-то время и попытаться проникнуть туда же через годик.

В итоге удалось договориться на Коломенском тепловозостроительном заводе, инженером электронной техники, в веселый коллектив конструкторского бюро, сплошь из выпускников моего института.

Через год, в 1989 из института выпускалась моя молодая жена, одновременно с дипломом и родившейся дочкой. Так получилось, что заботы, навалившиеся с прибавлением в семье, оттеснили мои планы на ЛИИ. И я задержался на заводе до начала 1990 года….

И тут в стране началось неудержимое, пьянящее, сметающее все с полок магазинов, страшное путешествие в перестройку. Рушится на глазах экономика, денежная система, мои вполне приличные 140 рублей инженерного дохода превращаются в пыль, на которую пытаешься хоть как-то просуществовать втроем. Попробуй сэкономь на питании маленькому ребенку.

В появившемся в ту пору издании газеты Коммерсант писали про легендарные СП (Совместные предприятия), где любой сотрудник был в глазах таких как я невероятно состоятельным гражданином с дикими доходами и фееричными перспективами. Однако до Москвы далековато, и надо бы подтянуть английский. Без английского – даже начинать фантазировать про такую перспективу было как мечтать слетать на Марс.

И я принимаю решение – ездить регулярно в Москву, хоть как-то оглядеться и присмотреться к этим СП. Хотя бы посмотреть издалека, как это выглядит и что это такое. Заодно в долгом пути в электричке занимаюсь интенсивно английским языком.

Буквально в первую поездку думаю заглянуть в Макдональдс. Какое же еще СП я мог хотеть посмотреть вживую? Первое открытие что собой представляет кусочек капитализма. Выхожу после дегустации deluxe пирожка, оглядываюсь на морозце, думаю куда дальше, где и как искать эти СП. Так же оглядываясь вокруг, ко мне подходит паренек, и на английском спрашивает, не знаю ли я как ему пройти до Третьяковки. Ну, думаю, вот это пруха. До Третьяковки пешком от Пушкинской добрых минут 40, это ж я с этим товарищем из Англии смогу получить бесплатный урок живого английского! Готов сопроводить тебя, друг мой! Доставить лично до ворот искусства)

Так в увлекательной беседе ни он ни я даже не заметили, как время пролетело. Я ему – про нашу житуху, он мне – про Англию и любовь к путешествиям. Натрещались-наобщались, и вот мы на месте. Он благодарит меня за содержательную прогулку, шарит по карманам, и достает пятидолларовую купюру. Так чтоб понятно было – это мой месячный заработок на заводе. Протягивает ее мне и говорит – Thank you for your help! Я – в шоке. В первый раз мне 1. Иностранец 2. Протягивает деньги 3. Не в рублях. Я тупо смотрю на купюру, а он – It’s ok, just take it!

Он давно ушел, а я как дурак смотрел на купюру и думал – что это значит? И тут до меня дошло – я оказал услугу, и мне за нее заплатили. Почему так много, думаю я. И нахожу ответ. Это для меня фантастически много, а для него – не стоит благодарности. В этот момент я ловлю себя на мысли – а не повторить ли мне такой подвиг? И начинаю шарить глазами вокруг, выискивая людей, напоминающих иностранцев. А меня аж трясет – за сорок минут работы – месячная зарплата!!! И кто ж ее работой назовет – у меня был живой урок английского…

Спускаюсь в метро на Третьяковке, и начинаю догадываться – Московское метро это просто клондайк для таких подработок. Кто из нас не терялся там поначалу, когда приезжал в Москву впервые? А теперь представьте – вы и языка не знаете к тому же. Вопрос ценообразования моей новой услуги отпал сам собой. Раз мне дали пятерку, значит так оно того и стоит. В час.

Иностранец в Московском метро вычисляется быстро – крутящий во все стороны головой, пытающийся разобраться в стрелках и буквах на карте в руках, выделяющийся из толпы своим прикидом товарищ – четкий образ для идентификации. Теперь, думаю, инициатива за мной. Навстречу сумасшедшим доходам. Подхожу спрашиваю – потерялись, могу подсказать-помочь? Для такого путешественника обращение к нему в метро на английском в те годы – спасательный круг вовремя надетый на голову. Конечно, помогите, ничего не понимаю куда двигаться… Дальше сопровождаешь гражданина на короткую пятиминутную дистанцию, выясняя – надолго ли он в Москве и не требуется ли ему гид, чтобы дальше путешествовать в более безопасной компании.

В ту первую поездку я вернулся в Коломну поздно, имея на руках тридцатку. На завод, как вы догадываетесь мне мгновенно расхотелось. Наутро в понедельник прихожу на работу, и говорю – мне надо срочно уволиться. На меня смотрят как на идиота – куда уволиться? На улицу? Я даже не знаю что ответить. Кто поймет мои вчерашние приключения? Говорю тупо и упрямо – работать не буду, срочно ухожу. Сам думаю – я за вчерашний день положил в карман полугодовую зарплату инженера, прогулявшись и потренировав английский. Как я такое расскажу начальникам, кто мне поверит… В ответ – уволиться по собственному желанию у тебя не получится, ты был распределен после института и должен три года отработать. Потом если надо увольняйся. Сейчас я понимаю – они пытались меня спасти и образумить. Но я сказал – не хотите увольнять – не надо, я просто ухожу и все. Так удалось их убедить, и на прощание я услышал – на этом все лучшее в твоей жизни теперь позади.

Гидом я проработал где-то годик, до весны 1991. Разные были клиенты. Один из ярко запомнившихся – предприниматель из Силиконовой долины, хотя я тогда совсем не представлял, о чем речь. Летом 1990 на ВДНХ проходила выставка КОМПТЕК. Компьютерные технологии и оборудование. Прогулявшись со мной часок по Москве по моей инициативе, он вдруг предложил – Лев, я предприниматель, участник этой выставки. У меня на стенде работает девушка, но ее английский не столь хорош, поэтому почему бы тебе на поработать недельку со мной. По твоим расценкам.

Это было нечто. Я впервые переводил переговоры. Он был владельцем компании-производителя компьютерных процессоров. Отбоя от институтов вступить в переговоры с ним об организации СП не было ни один час. Нонстоп переговоры за переговорами. То люди из МАИ, то профессора из Физтеха, то какие-то товарищи, рассказывающие что они уже СП. Какую только галиматью я тогда не услышал. Все с него хотели вклады в уставный фонд, это было главной нитью большинства переговоров. Помню только делегацию профессоров из МАТИ, которые хоть как-то осознанно пообщались на предмет сути предлагаемого совместного предприятия. Неделя пролетела на одном дыхании. И в конце он с супругой пригласил меня и девушку из МГИМО отпраздновать завершение выставки в какой-то знаменитый ресторан русской кухни на Никольской, с блинами с черной икрой, с медведем и кабаре. И с доходом в 250 долларов в кармане за неделю. На мои с ним договоренности о 150 долларах он легко накинул премию в стольник. Водка с черной икрой были в самый раз для отмечания такого дохода. Под разухабистые танцы артистов на сцене.

К весне 1991 в таком режиме работы с английским у меня было все очень-очень хорошо. Я регулярно пролистывал объявления в газетах с рубриками о работе, и нашел рекламу о наборе сотрудников в гостиницу Аэростар на Ленинградском проспекте. Ну, думаю, начинаем пробовать брать штурмом СП. Это было совместное предприятие не с кем-нибудь, а с Канадской компанией – гостиничным оператором. Резюме не было. Я не знал о существовании таких бумажек. В институте и на заводе таких явлений не существовало. Поэтому просто по объявлению пришел ногами в гостиницу, и попросился на собеседование.

Мне тут же предложили встречу с руководителем по кадрам, очень приятная дама из Канады, спрашивает меня – а кем бы ты хотел у нас работать. Я? Думаю. Думаю еще раз, уже с третьей попытки хоть что-то произнести – я понятия не имел о чем говорить. Я пришел к ним, не имея никаких представлений о возможных позициях в гостиничном бизнесе, и на что я пригожусь без опыта в их сфере. И тут эта милая дама, фея из добрых сказок, возьми и говорит – Вам нужно пройти еще одно собеседование, с нашим финансовым директором. Мы ищем людей с техническим образованием, на позицию внутреннего аудитора. Финансовое образование не требуется, этому мы будем обучать сами. Людей с финансовым образованием не берем – переучивать советскую школу не желаем. Так что английский у Вас более чем рабочий, и образование подходящее.

Собеседование с финансовым директором Энди состоялось через 10 минут вслед за первой встречей. Вслед за Энди- третье собеседование с финансовым контролеров, филиппинцем, непосредственным начальником отдела аудита. Я слово такое как аудит – не то, что не знал, даже не слышал до этого. Войдя в гостиницу с пустыми руками и без идеи в голове, я вышел из нее через три часа с подписанным трудовым договором на руках, с доходом 150 долларов…..

Такое было начало. Продолжение следует на моей странице в Facebook https://www.facebook.com/lev.sukhov.1