Иногда хвост - это просто хвост

Искать в сюжетах народных сказок сексуальный подтекст, эротику и - если ищущему особо повезет - порнографию стало настолько модным, что родилось ошибочное мнение - ЭТО есть во всех сказках. Буквально все, мол, настоящие народные сказки только на этом и построены.

Чушь полная! Замешанная на искаженном понимании фрейдизма.

Далеко не все. Вот, для примера, сказка про Лисицу-сестрицу и Волка. Та, где "мерзни-мерзни, волчий хвост!" Нет там никакого секса! Даже намека. Ни у заглавных персонажей ничего такого не было, ни у второстепенных.

А всё почему? Да очень просто! Зима, мороз лютый, бескормица. У героев сказки все мысли об одном - пожрать бы!

Давится мороженой рыбой лисица, глотает второпях кислую недостоявшую квашню. Доходяга-волк с голодухи совсем помутился разумом, никакого критического восприятия действительности. Да и второстепенные пейзане там явно не шибко сытые.

Вернемся ненадолго к Фрейду. При всей своей зацикленности, профессор, надо отдать ему должное, был честным ученым и вынужден был признать, что миром правит не только секс, но и голод, хоть сам, по свидетельствам современников, питался хорошо.

Так что далеко не во всех народных избах длинными зимними вечерами сочинялись и рассказывались сказки про ЭТО, которых потом Афанасьев насобирал на целую книжку. Только в зажиточных. Где запасы на зиму и печка теплая.

А в стылых избенках с начисто выметенными сусеками зимой - свои сказки. На десять других книжек.

И еще неизвестно, какой инстинкт основнее, все-таки, для народного творчества.

Но об этом - в следующей публикации, на примере сказки, которую считают одной из самых древних и загадочно непонятных. Хотя, на наш взгляд, все там предельно просто объясняется.

Александр Чумовицкий