О чём умалчивает сказка

"Жил старик со своею старухой...", – так начинает свою сказку Пушкин, и первая же строка сразу говорит нам о многом.

Мы знаем, что у великого поэта все слова всегда были тщательно выверены и наполнены смыслом. Заметьте, не традиционное для сказок начало: "Жили-были..", а именно: "Жил старик со старухой"! Автор как бы дает нам понять, что у этой пары, проживающей в благоприятном приморском климате, с рационом питания, полным полезных и способствующих морепродуктов, влечение еще вовсе не угасло.

Да и лет-то им всего! Сами считайте: "жили они ровно тридцать лет и три года". Женились тогда представители трудового сословия достаточно рано. Так что от силы им пятьдесят с хвостиком. Вполне еще ого-го.

Описанное автором словами своего героя поведение "старухи" тоже вполне совпадает с возрастными особенностями. Все вот эти перепады настроения, истерики, хлестания мужа по щекам... И окончательно ставит всё на свои места недвусмысленная фраза:

"Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою..."

Так что оставим адаптированный для детей вариант детям.

А на самом деле взрослая концовка сказки, вымаранная безжалостной царской, а потом и советской цензурой, выглядит примерно где-то так:

...— Пуще прежнего старуха вздурилась,

Не даёт старику мне покою.

Уж не хочет она быть крестьянкой,

столбовою дворянкой, царицей

и морскою владычицей тоже...

— Ну, возьми тогда, старче, вот этот

симпатичный костюм медсестрицы!

Воротился старик ко старухе.

Глядь: опять перед ним землянка,

да ведь разве в корыте счастье!

На пороге стоит старуха –

старику аж дыхание спёрло!

Александр Чумовицкий (с)