Татьяна Игуана

Первый день в новой школе.
Я взрослый уже и серьезный
Иду на урок.
Пусть не знаю имён своих новых врагов,
Но к войне у доски я готов.

Ведь все лето зубрил,
Умножал и делил
Карты с датами на словари.
Двадцать пять человек, десять учителей —
Как запомнятся мне они?

Незаметно прошел мимо первый урок,
Но соседей запомнить я смог.
Саша? Или Иван? Алексей? Станислав?
Кто взял ластик там, через проход?

Вжух, и в спину опасный снаряд полетел —
От девчонки записка. Кому?
"Передай меня Оле", — написано здесь.
Но как Олю я эту найду?

"Ну же, ну", — недовольный ползет шепоток.
"Он не знает", — и звонкий смешок.
Обернулся с запиской.
Тянет руку за ней
Не девчонка, а педагог.

«Кого ищешь? Как знать, может я адресат», —
Строго шепчет, как ящер глядит.
«Ну же, юноша, знаешь, меня как зовут?» —
Режет уши, жжет щеки вопрос.
«Первый раз на уроке, а какая прыть», —
Я от паники словно в стул врос.

А вокруг все смеются,
Как вздох облегчения,
Зазвенел в коридоре звонок.
Под трещотки пеналов
И шуршанье портфелей
Я ответить решил на урок.

И никто б не услышал,
Не заметил ошибки,
Но, смотря в немигающий глаз,
Я сказал:
"Мне жаль, мне так жаль, что обидел,
Я, Татьян Игуановна, вас".

Свистнул "ох", тишина.
Сквозь нее ищут факты прожекторы-взгляды.
Застыл в пыльном классе вопрос.
— Подбородок второй?
— Слишком тонкие руки!
— Ноздри вздулись!


Так стыдно.
Я, похоже, сегодня подрос.