Куда ведут благие намерения? "Поп" Владимира Хотиненко

28 May

Бывает такое талантливое кино, где вроде все красиво, правильно разложено, в нужные моменты умиляешься, в другие жалеешь. Но вот закончилось кино, начинаешь думать и чувствуешь себя барбосом из «Приключений Шурика», которому вместе с колбасой подсунули снотворное. Вот у меня так произошло с фильмом Владимира Хотиненко «Поп» про священника, который деятельно творил добро в оккупированной немцами Псковской области.

Он возрождает храм, приобщает паству к вере под чутким руководством еще одного хорошего человека – немецкого полковника из бывших «белых». Немецкий хороший человек как узнал, что Гитлер на Советский Союз напал, так сразу в фашисты и записался, тянуть русскую чернь к светлой жизни, а то совсем без ласки и заботы барской, поди, от рук отбились за двадцать лет. Правда, потом между попом и офицером легкий пердюмонокль случился по поводу наказания глупенькой черни. Овцы они заблудшие, конечно, но вешать-то сразу за непослушание… нехорошо, господин немецкий офицер, немилосердно, я про вас лучше думал. Другой немец осерчал бы за слова гневливые, расстрелял попа, но этот был наш, православный, хоть и немецкий полковник. Поэтому попа понял, даже прощения у него попросил и отпустил вершить и дальше дела добрые.
Еще поп детям помогает, немцы родителей стреляют – он сиротам пропасть не дает. В лучших традициях слезинки детей охранял. О взрослых тоже не забывает – военнопленным еду привозил, вещи теплые. Так бы, конечно, и немцы в концлагере создали санаторные условия, но злой Сталин какую-то конвенцию не подписал. Вот немцам и пришлось измываться над военнопленными. Не со зла, токмо волей не подписавшего чего-то там Сталина.
А какой трогательный эпизод, как паства попа крестный ход совершала в кольце немецких автоматчиков с собаками. В общем, тянули немцы с попом людей к вере как могли, живота не жалея, в особенности живота заблудшей паствы. И так бы они и жили мирно да ладно, но пришла беда – налетели безбожные бойцы советской армии и выгнали немцев из деревни, а злой комиссар по злой комиссарской традиции отправил попа, куда Макар телят не гонял.

И то же самое, без ерничества. Отец Александр - образец идеального священника, очень добрый, деятельный, милосердный, остро чувствующий страдание другого человека, не только физическое, но и душевное. Он вне политики, ему что большевики, что немцы - земная власть для него не указ. Над ним стоит власть небесная и собственная совесть. Идея возрождать православие под чутким руководством немцев ему претит, но кто, если не церковь, поддержит людей в трудное время. Он и молитвой и делом помогает военнопленным, находит нужные слова для партизана Лешки, ожесточившегося после гибели любимой, походя расстрелянной немцами. Он не заигрывает с немцами: прогоняет полковника из своего дома после казни партизан, отказывается отпевать полицаев. Спасает еврейскую девочку, выдав ее за свою дочь.

Режиссер не жалеет теплых мягких тонов в его изображении. Он поднимает его образ на знамя Псковской церковной миссии – одной из самых спорных страниц в истории русской православной церкви. Про псковскую миссию можно многое сказать. Раньше их считали коллобарационистами, сейчас пишут как о добрых пастырях. Митрополита Сергия, погибшего то ли от рук партизан, то ли от рук нацистов, объявляют в разных работах то предателем, то чуть ли не сотрудником госбезопасности, а псковскую миссию планом НКВД на оккупированных территориях. Среди священников были и связные партизан, и стукачи, передающие тайны исповеди в гестапо, и такие вот батюшки вне политики, старающиеся облегчить жизнь простых людей. Но вернемся к фильму.

Некоторые неоднозначные моменты вошли в фильм. Скажем, полковник Фрайгаузен не скрывает в разговоре с митрополитом, что Гитлер не человеколюбия ради озаботился миссионерской деятельностью на оккупированных землях. Но какая разница, какие у Гитлера мотивы, если церковь сможет снова вернуться на русские земли. А за это требуется от нее ну самая малость: «твоя бессмертная душа» - читать молебны о славе немецкого оружия. Это исторический факт. Аргумент полковника отцу Александру: «Если бы не мы, через два года здесь ни одной церкви бы не было, и вас не было»» звучит выразительно. Но полковник забывает сказать, и никто из священников ему не возражает, что на другой чаше весов оккупация этих земель иноземных захватчиком, многие тысячи человеческих жизней. Или вот еще, благодаря усилиям священников несколько детей вывезены из концлагеря Саласпилс, часть из них нашла приют в доме нашего героя, отца Александра. Вот только за кадром остается, что благодаря «партнерам» православной псковской миссии в Саласпилсе погибли двенадцать тысяч детей – у них выкачали кровь для немецких солдат.

Служил отец Александр в церкви Александра Невского, этот святой является его небесным покровителем, фильм «Александр Невский» смотрят в пока еще клубе, ставшем впоследствии храмом, сельчане. Вот подумалось, Александра Невского обвиняют, что на поклон к татарам ходил, имел их ярлык, что не помешало ему немцев бить. Но татары довольствовались «кошельком», крестоносцы покушались на более ценное – на веру, то, что было «жизнью» народа. Невский выбирал из двух зол, но церковь была с ним и с русским народом. Ну а если гипотетически предположить, что если б не крестоносцам, а византийцам пришла блажь напасть на Русь, то церковь бы самоустранилась? Ну а что, православной вере-то ничего бы не угрожало, церковь дальше бы паству к терпению призывала, а заниматься спасением Родины от иноземцев – «сама, Верунчик, сама».

Можно ли остаться верным Богу, заигрывая с дьяволом? Может ли малое добро искупить огромное зло, творимое теми, кто дал карт-бланш на добро? Можно ли настолько стать божьим человеком, что перестать быть гражданином? Для светских властей все просто. Для немцев псковская православная миссия - троянский конь на оккупированный территории. Для партизан и комиссара батюшка на одной ступени с полицаем, раз сотрудничает с немцами. Для отца Александра тоже однозначно. Он, в отличие от своего прототипа, ушедшего с немцами и закончившего свои дни в Америке, остался в селе и принял свой крест. Куда сложнее сделать выбор зрителю…