ДЕРЕВО,ЧАСТЬ IV.

Со стороны посмотреть, так кажется, будто одно бревно, но отступая от него, делается вырубка до середины, круглая как чашка.Четыре бревна, связаны в квадрат, образуют венец.

На него кладётся следующий венец, а чтобы между ними не было даже маленькой щелочки и связь их была прочной, в верхнем бревне вытёсывается желоб – продольный паз, плотно прилегающий к нижнему бревну. Тот, кто не почувствует прелести бревенчатого сруба,- никогда не познаёт самой сути русского деревянного зодчества. Трудно отвести глаза от богатой и разнообразной фактуры дерева, подделать которую не сможет даже самый искусный мастер.

Чудесен тёплый цвет и оттенки дерева доброго и надёжного, дублённого северными ветрами, насквозь прогретого солнцем и теплом разгоряченных рабочих рук. Северный плотник давал волю своей фантазии. Как поразительно тонка и разнообразна их ажурная резьба, сколько мастерства и какой-то наивной, бесхитростной радости жизни в этих сквозных орнаментах. Вырезая символ солнца – розетку, русский крестьянин словно навсегда овладевал частичкой его вечного живительного тепла.

Над косящатыми, очень просто и умно сделанными оконцами мастер ставил козырьки-наличники, привыкающие окна от дождя и снега, подпирал их снизу либо двумя боковыми кронштейнами, заделанными в стену, либо широко, наклонно поставленной резной доской. Во второй половине XIX века этот тип защитных наличников- простых и выразительных- постепенно выродился и его заменили пышные накладные наличники с двумя изящно изогнутыми барочными волютами, парными ставнями и другими украшениями, заимствованными из городской архитектуры.

Удивительно хороши эти северные золотистые избы! Реализм композиционного решения, сильные и крупные архитектурные массы, простора и многообразие форм, средств и приёмов, острота и выразительность художественного контраста мощного сруба и деревянного кружева украшений, наконец, глубокая, подлинная гуманистичность- всё это ставит их в один ряд с лучшими произведениями русского народного зодчества. С давних времён и вплоть до XIX века на Севере, да и по всей России, ставили почти исключительно курные избы, в которых топили по-чёрному .

Дым из печки в таких избах выходит прямо в комнату и, расстилаясь по потолку, вытягивает в волоконное окно с задвижкой и уходит в деревянный дымоход — дымник. Русский крестьянин всегда остро и тонко чувствовал природную красоту дерева как материал архитектуры, красоту самых обычных, простых вещей. Интерьер русской избы — это столь же высокое искусство, как и вся она в целом, искусство, в котором громадный жизненный опыт крестьянина воедино сплавляется с его врождённым эстетическим чувством. Северная изба из дерева – это царство дерева. Предметом особой гордости считались прялки. Между хозяйками существовало своеобразное соревнование: чья прялка украшена более тонкой росписью и резьбой. Поэтому в северных деревнях редко встретишь две одинаковые прялки