Викторианская эпоха: обед за монетку.

Вместе с разрастающимися районами трущоб Лондона, возникали благотворительные миссии на средства респектабельных аристократов. Заведения создавались в беднейших районах, и имели бесплатные столовые для беспризорников и малоимущих. В очередях за чашкой еды люди стояли часами, чтобы не умереть от голода.

Рецептура бесплатной еды оставляла желать лучшего. В книге рецептов Алексиса Сойера — повара, написавшего книгу дешевых рецептов для бедняков предлагается рецепт супа из говядины: 30 граммов жира,110 граммов окорока без костей, очистки от одной репы, лук-порей, мука, и 9 литров воды. Количество супа предполагает накормить 20 голодных ртов. Еще одним доступным блюдом считалась овсяная каша на воде. Ее тщательно разваривали до клейстероподобного состояния, добавляя немного сахара и соли.

Еще одним местом доступного общепита были пивные. Здесь собиралась разноплановая публика: рабочие, проститутки, попрошайки и воры. Джентльмены из общества также нередко посещали подобные места, желая погрузиться в экзотику нищеты и пьянства. Заведения подавали крепкое пиво, стоимостью 2 пенса за пинту и еду в течение всей ночи. С 1872 года парламент регламентировал продажу спиртного до полуночи, по просьбе буржуазного общества трезвости. Общество трезвости насчитывавшее более 40 тысяч участников (благородных леди) пыталось навязать простому народу аристократические правила умеренности и благочестия.

В бедных районах было распространено несколько тысяч лотков с горячей едой стоимостью в 1 пенни. За эту цену бедняк мог пообедать печеной картошкой, гороховым супом или жаренными потрохами с хлебом. В грошовый хлеб подмешивали гипс, опилки и оксиды металлов для придания подобающего цвета, консистенции и веса. Протухшие потроха пережаривали со свежим жиром и продолжали подавать людям. Также можно было купить еду, продаваемую без приготовления — устрицы и улитки. В местах продажи такой пищи царила анти санитария, не говоря о том что улитки,выловленные в местных сточных ручьях сами по себе являлись источником болезней. Еда стояла открытой на лотках весь день, посреди улицы залитой лужами помоев, в окружении мусора и экскрементов. Зловоние улиц привлекало полчища мух и крыс.

Не пренебрегал дешевой едой с лотка и рабочий класс. Связано это было с тем, что жилье не было обеспечено печами. На каминном огне можно было приготовить что-то простое путем смешивания ингредиентов в котле и их варке. Чтобы избежать лишних расходов на уголь, готовили тогда, когда отапливали помещение. Чтобы испечь что-либо на праздник пользовались услугами пекарни. После утренней выпечки хлеба, их печи долго оставались горячими и за символическую плату выпекали приносимые из дома блюда.

Рацион семьи рабочего с фабрики состоял из хлеба, лука, молока, гороха и кукурузы. Из круп готовили суп или жаркое с добавлением мяса, естественно самого дешевого. К таким кускам относились — свиные, коровьи, овечьи головы, их отдельные части (щеки, уши), а также ливер. На суп шли кости и жир. Мясо чаще всего приобретали на рынках, чем в частной лавке мясника. Жена рабочего не могла позволить себе платить за мясо более 8 пенсов за фунт. Поэтому многие семьи заводили свиней, овец, птицу в подвале или на задних дворах.

Пища с лотков, была одним из факторов, провоцировавших эпидемии холеры, тифа и дизентерии, уносившим тысячи жизней. Тем не менее обеспечение населения доступной едой считалось на государственном уровне благом, снижающим рост преступности и спасавшим жизни голодающим.