Там, за рекой

4 December 2018

У каждого человека должно быть место,
где его примут любым

Многодетные родители Николай и Светлана Громовы пользуются доверием и уважением жителей деревни Чуваки. Светлана 13 лет была учителем и директором начальной школы. Николай – председатель местной избирательной комиссии. Они воспитали восемь приемных детей, в том числе детей односельчан.

За рекой

В деревню Чуваки Светлана переехала из Коми округа. Перевезла детей и родителей. Папа был учителем физики и математики. Благодаря отцу, Светлана связала свою жизнь со школой. Работа для молодой учительницы нашлась и на новом месте.

Начальная школа Чуваков открылась в 1940 году. В 1993 году одноэтажное здание односельчанам пришлось восстанавливать своими силами: ремонтировать, покупать парты, карты и глобус. В школе три аудитории. В малокомплектных классах по 5-7 учеников. Учитель работал сразу с двумя классами. Одному объясняешь, другой самостоятельно решает.

Там, за рекой

В Чуваках живет двести человек. В центре деревни течет река. По обе стороны жители говорят: «Там, за рекой».

«Там уже, конечно, не речка, а болото», - говорит Кристина, - «Когда-то здесь купались и пляж был».

Четвероклассницу Кристину вместе с братом Алешей Светлана приютила первыми. Дети жили за речкой, в многоквартирном доме вместе с мамой, бабушкой, дедушкой, тетями и дядями, двоюродными братьями и сестрами. Бабушка и дедушка присматривали за внуками.

- Мы жили как обычные семьи в нашей деревне. Мама, бывало, выпивала, уезжала, но все равно за нами смотрела. Пока не пропала на несколько лет.

Приемную маму дети хорошо знали. Все-таки директор школы.

- Я училась в этой школе, мы все уважали Светлану Геннадьевну. Мы до того, как попали в ее семью, приходили к ней в гости, играли с ее детьми. Мама хорошо к нам относилась. Полюбила нас.

«Ну я ведь своих детей смогла воспитать, значит, и c этими детьми справлюсь», - вспоминает Светлана.

Кристина и Алеша поселились в доме директора. За рекой. Позже в семье появилась Люба, тоже ученица Светланы Геннадьевны, и ее сестра Оля. Их определили в юго-камский детский дом, но там они не жили ни дня.

- Для чего вам дети? - спрашиваем Светлану.

- Они дают мне уверенность, что я что-то еще могу, что я им нужна, могу им помочь, поддержать в трудную минуту. У каждого человека должно быть место, где его примут любым. Что бы ни случилось, он всегда должен быть уверен, что в родном доме ему будут рады.

Через год назвали мамой

- Я рада, что попала в эту семью, - говорит Кристина. - Если бы этого не случилось, я бы точно высшее образование не получила. Мама очень умная, всему нас учила.

В Чуваках живет двести человек. В центре деревни течет река. По обе стороны жители говорят: «Там, за рекой».

«Там уже, конечно, не речка, а болото», - говорит Кристина, - «Когда-то здесь купались и пляж был».

Четвероклассницу Кристину вместе с братом Алешей Светлана приютила первыми. Дети жили за речкой, в многоквартирном доме вместе с мамой, бабушкой, дедушкой, тетями и дядями, двоюродными братьями и сестрами. Бабушка и дедушка присматривали за внуками.

- Мы жили как обычные семьи в нашей деревне. Мама, бывало, выпивала, уезжала, но все равно за нами смотрела. Пока не пропала на несколько лет.

Приемную маму дети хорошо знали. Все-таки директор школы.

- Я училась в этой школе, мы все уважали Светлану Геннадьевну. Мы до того, как попали в ее семью, приходили к ней в гости, играли с ее детьми. Мама хорошо к нам относилась. Полюбила нас.

«Ну я ведь своих детей смогла воспитать, значит, и c этими детьми справлюсь», - вспоминает Светлана.

Кристина и Алеша поселились в доме директора. За рекой. Позже в семье появилась Люба, тоже ученица Светланы Геннадьевны, и ее сестра Оля. Их определили в юго-камский детский дом, но там они не жили ни дня.

- Для чего вам дети? - спрашиваем Светлану.

- Они дают мне уверенность, что я что-то еще могу, что я им нужна, могу им помочь, поддержать в трудную минуту. У каждого человека должно быть место, где его примут любым. Что бы ни случилось, он всегда должен быть уверен, что в родном доме ему будут рады.

Через год назвали мамой

- Я рада, что попала в эту семью, - говорит Кристина. - Если бы этого не случилось, я бы точно высшее образование не получила. Мама очень умная, всему нас учила.

В Чуваках живет двести человек. В центре деревни течет река. По обе стороны жители говорят: «Там, за рекой».

«Там уже, конечно, не речка, а болото», - говорит Кристина, - «Когда-то здесь купались и пляж был».

Четвероклассницу Кристину вместе с братом Алешей Светлана приютила первыми. Дети жили за речкой, в многоквартирном доме вместе с мамой, бабушкой, дедушкой, тетями и дядями, двоюродными братьями и сестрами. Бабушка и дедушка присматривали за внуками.

- Мы жили как обычные семьи в нашей деревне. Мама, бывало, выпивала, уезжала, но все равно за нами смотрела. Пока не пропала на несколько лет.

Приемную маму дети хорошо знали. Все-таки директор школы.

- Я училась в этой школе, мы все уважали Светлану Геннадьевну. Мы до того, как попали в ее семью, приходили к ней в гости, играли с ее детьми. Мама хорошо к нам относилась. Полюбила нас.

«Ну я ведь своих детей смогла воспитать, значит, и c этими детьми справлюсь», - вспоминает Светлана.

Кристина и Алеша поселились в доме директора. За рекой. Позже в семье появилась Люба, тоже ученица Светланы Геннадьевны, и ее сестра Оля. Их определили в юго-камский детский дом, но там они не жили ни дня.

- Для чего вам дети? - спрашиваем Светлану.

- Они дают мне уверенность, что я что-то еще могу, что я им нужна, могу им помочь, поддержать в трудную минуту. У каждого человека должно быть место, где его примут любым. Что бы ни случилось, он всегда должен быть уверен, что в родном доме ему будут рады.

Через год назвали мамой

- Я рада, что попала в эту семью, - говорит Кристина. - Если бы этого не случилось, я бы точно высшее образование не получила. Мама очень умная, всему нас учила.

Николай Федорович ведет нас к ульям рядом с фундаментом будущего гостевого дома. В яме сидят гуси.
- Они у нас в карцере. В прошлом году без морковки нас оставили. Гусь морковь вытащит и бежит, не бросает. Я за ним бегу, он от меня, и не бросает.

- Думали когда-то, что у вас столько детей появится?
Смеется. Мотает головой.
- Дети же это, как говорят, цветы жизни. Много детей - много помощников.
- Ну, уж, наверное, не только ради помощи.
- Да нет, конечно. Сейчас уже у старших дети, внуки приезжают - опять же радость поводиться.

Парни выросли, остались девчонки. «Папа, когда меня к пчелам возьмешь?», пристает Оксана. Не берет. Мала еще, будут жалить - будет больно.

- Ваша жизнь поменялась после того, как женились на Светлане? Может, вы дольше спали и больше ели, и делали что хотели, а потом стали ограничивать себя во всем?
- Это ответственность. Думаешь о семье, заботы и хлопоты появляются.
- Много детей растет без отцов, мамы всех воспитывают. Непонятно, что вообще с отцовством происходит.
- Мне три года было, когда отец умер. Мать поднимала. Считаю, у детей должен быть отец.
- А что отец дает детям? Кроме того, чтобы обеспечить, накормить? Что они ждут от отца?
- Любви, защиты.

Там, за рекой

Большая семья собирается вокруг стола попробовать плов Алексея. Жена Алексея нарезает хлеб. Девчонки расставляют тарелки. Из кладовки достают лечо. Оксана виснет на шее отца. Кристина укладывает младшую дочь спать.

Текст и фото: Андрей Дербенев