Незнакомая женщина с ребенком попросились на ночлег. Когда хозяйка узнала причину их появления, едва не потеряла дар речи

22 July
12k full reads
15k story viewsUnique page visitors
12k read the story to the endThat's 83% of the total page views
7 minutes — average reading time

Катерина и ее муж Олег жили в селе. Дети выросли, перебрались в город, родители заскучали, стали придумывать, чем бы освободившееся время занять.

Олег был на пенсии по инвалидности - с верхней конечностью проблемы серьезные имелись. Рука утратила чувствительность после того, мужчина повредил ее на пилораме. Распускал доски, а тут — хлоп! Отключение электричества. Свет блеснул, выключился всего на несколько секунд, пила стала останавливаться, но Олег не успел перенести упор, продолжая давить на доску. Затем свет резко включился, доску из руки вырвало, мужчина потерял равновесие, стал заваливаться, и вновь заработавшее лезвие едва не отсекло ему руку.

Рассказывая эту историю знакомым, Олег всегда шутил, что пришел к врачу с левой рукой, которую держал под мышкой правой руки. Кости здорово рассекло, конечность болталась лишь на мягкой плоти, но врачу удалось соединить ткани. Кости срослись, но рука мужчины утратила чувствительность. Олег получил инвалидность, и — прощай, работа механика...

Катерина видела, как без работы муж мается. Предложила ему кого-то из родни на «газельке» Олега к морю свозить, да не за бесплатно — родственники жены щедро оплатили поездку. Довольные родичи хвастали каждому встречному и поперечному, как они здорово и недорого отдохнули — ночевали на диком побережье в брезентовых палатках, которые прихватил с собой Олег, и ни копейки не потратили на дорогущее съемное жилье у моря. В общем, сделали они своими хвалебными отзывами Олегу рекламу, и повалили ему из района клиенты — знакомые родственников стали просить тоже свозить их на отдых, и предлагали за это щедрые барыши.

Дело шло хорошо, Олег задумал расширять бизнес, который неожиданно пошел в гору с легкой руки жены и ее болтливой родни. Автобус побольше прикупил, новые палатки, да баллоны газовые, чтобы еду можно было готовить — отдых соотечественников решил комфортабельнее сделать. Ну, и подороже за это брать, разумеется. Друга закадычного в напарники взял, чтобы в дороге было кому его за баранкой подменить, а тот товарищ нашел безработную женщину из района, которая согласилась за малую плату еду для отдыхающих готовить.

Правда, не слишком хорошо об этой даме местные бабы отзывались — говорили, что бедовая молодуха попытается соблазнить и владельца автобуса, и друга его заодно. Да Катя им не верила — слишком доверяла мужу, считая, что разменяв шестой десяток он не станет совершать глупости.

«За пятьдесят уже мужику, троих детей вместе подняли, какие уже там гульки с двадцатипятилетними!» - сердито отвечала злопыхательницам Катерина. Да те лишь посмеивались.

Набрал Олег бригаду для своего незамысловатого бизнеса, да вновь повез народ к морю. Все лето так ездил, денег заработал немало, всех все устраивало.

Но нашлись завистники, которым Олегов бизнес костью в горле стал. Накапали на мужика в налоговую, да он отвертелся — сказал, что родственников и знакомых возит, прибыли с этого никакой не имеет. Да «барашка в бумажке» кому надо выдал, от него и отстали. Но бизнес все же пришлось свернуть.

На прибыль с поездок отстроили Олег и Катерина огромную теплицу. Часть теплицы Олег занял под овощи, а другую часть Катерина определила под экзотические растения. Оборудование для «экзотов» купили, «умный» обогрев поставили, лампы специальные, да бизнес на продаже экзотических растений у Катерины пошел не хуже, чем некогда у ее мужа на отдыхающих.

Теперь Олег возил жену, и не к морю, а в цветочные магазины и на рынок, да в фирмы, которые занимаются озеленением участков и продажей саженцев. Катерина умнее мужа оказалась — чтобы не было проблем с уплатой налогов, уволилась с работы, да оформила документы на свой бизнес, чтобы все было чин по чину.

Иллюстрация
Иллюстрация
Иллюстрация

Живут супруги — не тужат, детям помогают — знай, деньги им в город шлют. Пять лет так прошло в мире и согласии у стареющей супружеской четы. Хобби приносит прибыль, открыли свой бизнес, есть возможность взрослым детям помогать — чего еще старикам надо?

Только вот дочери не спешили выходить замуж, да порадовать Катерину рождением внуков пока не планировали. Это очень печалило моложавую и энергичную Катю — уж больно с внучками хотелось потетешкаться, пока при силе, да энергия на то в избытке имеется.

Как-то поехал Олег в город за удобрениями, Катерина одна дома осталась. Слышит — звонит кто-то, да настырно так. Пошла к воротам, а там женщина лет сорока стоит, а с ней — девочка, лет пяти. Не местные, но у женщины лицо какое-то смутно знакомое — будто бы, где-то ее Катя уже видела, да не может припомнить, где. Худые обе, что бабенка та, что малышка. И одеты бедно — Катерина заметила, что у девочки старенькое выцветшее платьице шитое-перешитое — то тут, то там наметаны нитки неумелой рукой. А может, не просто неумелой рукой, а при нетрезвом разуме мать платье дочери зашивала?

Будто бы пытаясь ответить на свой вопрос, Катерина вгляделась в уставшее лицо женщины. Наверное, она все же была права — скорее всего, бабенка была сильно пьющей. Под глазами расплылись нездоровые синие круги и отвисли массивные мешки, щеки впали, а губы надуло, будто их накачали силиконом. Руки ноги женщины тонюсенькими, а живот нездорово выпирал вперед, приподнимая старенький изношенный сарафан, однако на беременную эта женщина походила мало из-за полного отсутствия привычных женских округлостей. Нос картошкой, весь в фиолетовых капиллярах, конечности в мелких синяках — видимо, по пьянке в повороты бабенка плохо вписывалась.

«Не повезло малышке с мамкой-пьяницей!» - горько подумалось Катерине. Решив ни при каких обстоятельствах не давать пьющей бабе денег, холодным тоном Катя попыталась узнать о цели визита странной гостьи. Про себя сердобольная женщина решила, что денег от нее визитерше не видать, но девочку обязательно покормит, а также даст им на дорогу продуктов.

Посетительница открыла рот, но Катерина вместо ожидаемого надтреснутого и прокуренного голоса вдруг услышала звонкий девичий голосок. «Ишь ты, не пропила еще голос-то!» - невольно восхитилась Катерина. А может, визитерша гораздо моложе, чем выглядит на первый взгляд? Катерина вдруг устыдилась своих мыслей — может, не пьяница это совсем, просто женщина чем-то серьезно больна.

Незваная гостья назвалась Ольгой. Она нервно теребила концы повязанной на голову косынки и переминалась с ноги на ногу — женщина явно не знала, с чего начать разговор. Так настырно звонила, а когда ей открыли, будто бы и не знала, зачем пришла. Затянулась неловкая пауза.
Когда Катерине наскучила немая сцена, она вновь поинтересовалась целью визита. Вдруг лицо Ольги обрело выражение отчаяния, но вместе с тем, и решимости. Решительным тоном визитерша потребовала позвать Олега Ивановича. Катерина пожала плечами, и пригласила войти странную женщину.

Все это время жавшаяся к ногам матери девочка вдруг заартачилась, и отказалась заходить в чужой двор. Виной тому был вольер, в котором обитали две огромные кавказские овчарки — малышка испугалась собак, по размеру сходных с телками. Катя порывисто наклонилась к ребенку, прижала малышку к себе, и внесла во двор. Девочка была легкой, как перышко, совершенно невесомой. Сердце женщины сжалось от жалости к ребенку, который явно недоедает.

Рассудив, что раз визитерша знает ее мужа, то она явилась по какому-нибудь бытовому вопросу, Катерина успокоилась, и пригласила гостей войти в дом. Крепкая энергичная Катерина посчитала, что бояться ей нечего. Что плохого ей может сделать эта тощая и неуклюжая женщина, да к тому же, пришедшая в чужой дом со своей пугливой малышкой? Однако дальше кухни Катя их не провела — мало ли, вдруг та женщина какая-нибудь воровка или аферистка.

Катерина включила электрический чайник, достала свежие пироги, и предложила гостьям перекусить и попить чаю. У Кати сердце кровью обливалось, пока она смотрела, как малышка уплетает сладости, жадно откусывая по половине пирога, да глотая еду, даже не прожевав. Женщина в косынке пыталась шикать на ребенка, делала ей всякие знаки, чтобы малышка прекратила так жадно поглощать пищу, но голодный ребенок не обращал внимания на недовольство матери. Глядя на такое дело, Катя разогрела картофельное пюре и котлеты, малышка проглотила и это немудреное угощение.

Пока ребенок с жадностью насыщался, Катерина успела хорошенько разглядеть девочку. Вихрастая, косо обрезанная челка пшеничного оттенка — совсем как в детстве у одной из ее дочерей, Оксаны. Ксюшка была копией отца.

У Кати будто тумблер в голове щелкнул — ну конечно же, девочка является копией ее родной дочери, похожей на отца гораздо сильнее, чем две другие ее дочки. Девочка так же, как Олег, смешно морщила нос, когда пила чай. И цвет глаз у них одинаковый.

Катя прямо спросила у Ольги — не является ли ее дочь ребенком Олега. Задала вопрос быстро, в лоб, чтобы понаблюдать за реакцией смутившейся женщины. Катерина всегда чувствовала, когда люди лгут, поэтому жадно слушала гостью, надеясь уловить фальшь в ее голосе.
Но Ольга тоже не стала юлить, и подтвердила догадку проницательной Катерины, прямо сказав, что Варя действительно является родной дочерью Олега.

Ольга вдруг распрямилась, набрала в грудь воздуха, и как на духу рассказала Катерине, что у нее был роман с ее мужем несколько лет назад, когда он на своей автобусе возил людей на отдых, а Оля у него подрабатывала — за небольшую оплату готовила еду отдыхающих. Катя было хотела это как-то гневно прокомментировать, но Ольга упреждающе выставила вперед руку — мол, подожди, я еще не все сказала. Затем она продолжила своей грустный рассказ.

Разрушать чужую семью в ее планы не входило. Узнав, что забеременела, она скрыла этот и от Олега, и от знакомых, чтобы досужие сплетники не разнесли новость по всей округе. Она бы и сейчас никому не стала открывать тайну происхождения своей дочери, да того требуют обстоятельства — несколько месяцев назад у Оли обнаружили онкологические заболевание, дни ее сочтены — жить ей совсем недолго осталось. После последних слов Ольга сдернула со своей головы косынку, обнажив облысевшую после химиотерапии голову.

Катерина не стала нападать с обвинениями на вернувшегося Олега. Наедине женщины сами приняли решение. Олег подтвердил отцовство, и Варя поселилась в их доме. Катерина и Олег оплатили Ольге очередной курс терапии, надеются на ее выздоровление, но надежда эта весьма призрачна...

Катерина пообещала Ольге, что в случае смерти родной матери они с мужем позаботятся о ребенке. Сама Катя относится к Варе, как к своей долгожданной внучке.