Трудно быть Золушкой 43

Для Вари был его спокойный тон в тысячу раз хуже, нежели он кричал бы.

-Ты ловко всех обвела вокруг пальца. Прикинулась сочувствующей, заботливой, а сама просто воспользовалась ситуацией, чтобы добиться симпатии моей семьи, а меня поймать в свои сети. А цель, у таких как ты, всегда одна - деньги и беззаботная жизнь.

Что? - Варя смотрела в его холодное лицо, не веря тому, что он , действительно, все это сказал, - Мне не нужно было сюда приходить.

Она развернулась и быстро пошла назад, но он в два прыжка нагнал ее и больно схватил за локоть, развернул к себе.

-Даже не надейся, что тебе снова удастся удрать, - прошипел он ей в лицо, - Ты сегодня же полетишь со мной в Таормину на поиски Лиз, покажешь мне яхту и назовешь ее друзей. Я буду вынужден терпеть твое присутствие, а потом Лиз пусть решает, что с тобой делать, если она, конечно, жива. Если она погибла, то никто и ничто не защитит тебя от заслуженного наказания.

Он потянул Варю за собой в машину и не обращая внимания на ее попытки высвободиться, впихнул ее на заднее сиденье.

-А теперь, актриса, постарайся изобразить перед моей матерью счастливое лицо. Пусть она думает, что мы, наконец, помирились. Или тебе это не важно? - он навис над ней, - Получишь ненадолго беззаботную жизнь моей жены.

Его слова и поведение не на шутку раздражали Варю. она твердо посмотрела на него и сказала.

-Ты вроде разумный человек, а говоришь несуразицу. Если бы я хотела, как ты говоришь, получить деньги и беспечную жизнь, разве я призналась бы, что я не Лиз. Ну подумай логически! Ты же никогда бы не догадался, что я не твоя жена.

Но ее доводы канули в пустоту. Дмитрий приказал Павлу следить за ней, не спускать глаз, пока он не вернется. Варя остановила его.

-Я вижу, мне тебя не переубедить, - обреченно сдалась она, - Хорошо, я поеду и буду делать все, что ты скажешь. Но, будь добр, позволь мне сказать моим родным про отъезд. У мамы больное сердце и она будет переживать, если я так внезапно исчезну, ей нельзя волноваться.

-Ты совсем меня за идиота держишь, - засмеялся он, - Отпустить тебя, что бы ты опять сбежала? Позвони и предупреди.

-Шеф, а давайте я с ней пойду, постерегу, чтобы не сбежала, - вдруг предложил Павел.

Дмитрий минуту постоял в размышлении.

-Под твою ответственность. Головой отвечаешь.

Когда они с Павлом вышли в вестибюль, он сел на один из диванчиков.

-Вы идите, я здесь подожду.

Девушка растерялась и недоверчиво посмотрела на него.

-А если я убегу?

-Идите быстрей, - он широко улыбнулся, - И не пытайтесь сейчас, что нибудь доказать шефу. Дайте ему немного остыть и все обдумать. Вот посмотрите, он еще извиниться за свое поведение.

-Боюсь, не в моем случае, - грустно покачала она головой и отправилась к маме с сестрой.

Ее пугало возвращение в Италию, из которой она с таким трудом выбралась. Она чувствовала, что эта поездка дорого ей обойдется. Но сделать ничего не могла.

***

Выходя из машины у дома Дмитрия, Варя почувствовала дежавю: перед ней были все те же клумбы, в которых возилась девочка с маленькой тяпкой, из открытых окон кухни слышался шум работающего кухонного комбайна и доносился аромат чего-то аппетитного. Вот только отношение к ней изменилось кардинально. Софийка, которая раньше сторонилась ее, подняла голову и с радостным криком бросилась к ней. Оксанка, с кухни услышала шум, выглянула в окно и тоже поспешила с довольной улыбкой навстречу Варе.

А тот, кто ее защищал от нападок, в чьих глазах она ранее видела столько заботы и нежности, сейчас следил за всем, что происходит с искусственной улыбкой на лице и холодом во взгляде. Его сестра и приемная дочь наперебой знакомили Варю со своими последними новостями, а она украдкой смотрела на его красивое лицо и губы, по которым она так долго тосковала. Воспоминание о поцелуе промелькнуло в ее сознании. Она покачала головой, пытаясь отогнать эти мысли, но в памяти всплыли другие образы: ощущение его сильных рук, обнимающих ее тело, его близости. Это уже было слишком, и, чтобы не выдать себя, она отвела глаза и полностью отдалась радости встречи с людьми, по которым она, как оказалось, также очень сильно соскучилась.

Поднявшись в комнату, которую она ранее занимала, Варя с удивлением увидела, что Дмитрий вошел вслед за ней, закрыл дверь и начал раздеваться. Стоя к ней спиной, он развязал галстук и сбросил жемчужно-серую рубашку. Девушка в тревоге замерла, пытаясь понять, что он собирается сделать, но когда повернулась - увидела его взгляд такой же отрешенно-далекий, как звезда в небе, она решилась заговорить:

- Дмитрий, почему ты раздеваешься здесь, в моей комнате?

- В твоей комнате?! - ироничная улыбка скользнула по его лицу, - Дорогуша, ты не забывайся. Это мой дом и я могу, что угодно делать в любой комнате. А вот ты, как раз, здесь никто и никаких прав не имеешь. Неужели ты надеялась, что я тебя хоть на минуту оставлю, чтобы ты убежала?

- Но ведь ты не собираешься здесь спать? Что подумают твои родные? Ты не забыл, что у вас с Лиз фиктивный брак? - спросила Варя, невольно отступая.

- А что тебя не устраивает? Ты сделала так, что вся моя семья хочет, чтобы он стал настоящим, - продолжил он с прежним выражением лица, - Ты моя жена. Разве не так? Пусть все думают, что у нас медовый месяц после примирения. И только попробуй сделать хоть что-то, чтобы они в этом усомнились. И вообще, разве ты не для этого строила мне глазки в Таормине? Так что пожинай плоды, псевдо-женушка!

Его слова и тон, с каким они были произнесены, ударили, словно пощечина. Но проглотив эту порцию оскорблений, она посмотрела на его невозмутимое лицо и убеждала себя, что он просто спрятался за маской холодности и цинизма, чтобы не показать ей, насколько он поражен ее обманом. Варя приказала себе не думать о его недвусмысленных намеках и оскорблениях, взяла домашнюю одежду Лиз и молча пошла в ванную.

Когда она вышла, Дмитрия в комнате не было и она, с облегчением вздохнув, хотела спуститься на кухню помочь с обедом. Но стоило ей открыть дверь своей комнаты, как она снова столкнулась с ним нос к носу, складывалось такое впечатление, что он ее ждал. С приклеенной улыбкой он взял ее под локоть, больно сжав его, и прошептал, наклонившись к самому уху:

- Пойдем в столовую, нас уже ждут. И улыбайся, за нами наблюдают. Ты - актриса, амнезию сумела разыграть, теперь продемонстрируй счастье.

Они спустились вниз. Лицо Вари застыло с широкой радостной улыбкой, и лишь только легкая дрожь в уголке рта выдавало ее отчаяние. Обед прошел в непринужденной атмосфере с веселым трещанием Оксанки и Софийки. Варе даже на какой-то момент удалось расслабиться и если бы не постоянное ощущение холодного взгляда Дмитрия, она была бы счастлива, осознавая, что по ней, действительно, соскучились.

После обеда Дмитрий, взяв ее под руку и сообщив всем, что хотел бы поговорить наедине со своей женой, повел в библиотеку, где усадил в кресло, заставил снова рассказать о том, что произошло на яхте. Он не перебивал ее рассказ, но на его лице застыло презрительное выражение, словно говорил: «Придумывай все, что хочешь, я все равно не верю ни одному твоему слову». Когда Варя закончила, он подошел и навис над ней, опершись на подлокотники кресла.

- И ты хочешь сказать, что все это - правда? - бросил он ей в лицо, - Ты не знаешь ни имен друзей, ни названия яхты. Фамилии Алекса ты, наверное, тоже не помнишь.

Девушка лишь отрицательно покачала головой, а он, разозлившись, отстранился и, скрестив руки на груди, продолжил:

- То есть получается, что ты, такая невинная белая овечка, что попала в ловушку. Лиз заставила тебя играть свою роль, Алекс заставил изобразить амнезию, а ты - просто сама невинность. И ты хочешь, чтобы я в это поверил? Тогда объясни, почему ты не уехала от нас, потребовав развода, как советовал тебе Алекс, а продолжала жить в этом доме? Я могу ответить. Ты просто получила то, чего добивалась - жизнь в комфорте и достатке.

Каждое его слово, брошенное с презрением, отдавалось болью в ее душе, но вместо стремления оправдаться и попытки убедить в своей невиновности, у нее внутри росло желание дать ему пощечину за все те насмешки, которые пришлось выслушать. Усилием воли Варя сдержалась, но она понимала, что должна немедленно уйти или ее просто захлестнет волна гнева. Она резко встала и просто выбежала, громко хлопнув дверью. Она уже мчалась вверх по лестнице до своей комнаты, когда он догнал ее, остановил, схватив за руку, и прорычал на ухо.

Читать дальше

Предыдущая глава

Начало

Для развития канала очень важна Ваша подписка и лайк.

С любовью и уважением к моим читателям.