Как студентку по запаху нашли (живой)

ЦРИ-1

Глава 4. Посвящение

Наша общага была трехэтажной. Наверху жили парни, там творился адовый звездец, в хорошем смысле этого слова. Пьянки-гулянки, но все втихую, как положено. На втором этаже жили девочки, там был рай для знакомств, а вот на первом... На первом этаже была резервация, где жили очень юные девочки, поступавшие сюда на базе девяти классов (ну вы понимаете меня, да?).

Первым делом мы ломанулись туда знакомиться. И в этот же вечер у одной из девочек кто-то украл телефон. Капец, стыд и позор! Подозреваемых было буквально пять человек, в том числе и я. Но я-то не воровал. Круг подозреваемых сузился, и под подозрение попал мой земляк – растаман Тоша. И затем в течение месяца везде, где он появлялся, потихоньку исчезали телефоны, mp3-плееры, но никто ничего доказать не мог. А, как говорится, не пойман – не вор. Атмосфера зла нарастала, среди нас была конкретная крыса, и поймать ее никак не могли. Ситуация ухудшилась, когда телефоны стали пропадать в те дни, когда Тоши в общаге не было. Это означало, что вообще кругом подстава. Всех объединяло желание выловить «крысу» и расхлестать ей хлеб@льник.

Однажды я вернулся с занятий и увидел, что мой телефон, только что оставленный на кровати, исчез.

– Кто был в комнате?

– Тоша заходил недавно, – промычал Эльф-лучник.

Кстати, про Эльфа: за свою страсть к фехтованию он получил общее прозвище Ниндзя и его оперативно невзлюбили за пушок под носом. Он не мог за себя постоять, даже морально, а это было очень плохо, на таких обычно ездят. В общем, я зашел в умывалку, где сидел Тоша, и сказал ему в лоб:

– Через десять минут телефон должен лежать у меня на кровати. Если его не будет, я расхлещу тебе лицо. Вопросы есть?

Телефон лежал на кровати уже через пять минут, но все было разыграно как «шутка юмора». Ох, братан, ты чего, шуточек не понимаешь? Мы же разыграть тебя хотели, на реакцию посмотреть… Но мне было не смешно. Я наказал всем сожителям закрывать комнату, даже если вы выходите по малой или большой нужде, воды набрать и даже если тупо в коридор воздухом подышать – дверь, закрыть, и точка.

Неприятный сюрприз моей общаги 2006 года – это отсутствие горячей воды. Ее давали только по вторникам и четвергам. И всего на два часа. Нужно было заранее записываться в журнале, мест не хватало, и, как вы понимаете, были скандалы. В один из вечеров я уже конкретно чесался и мечтал помыться. И тут смотрю: а душевая-то свободна. Это был мой шанс. Я полетел туда бегом, и в самый интимный момент, когда моя попа была в мыле, кто-то начинается выламывать дверь. Я обалдел от такой наглости, открываю дверь, а там стоит вахтерша и два парня. Эти три персонажа меня осадили как щенка. Затем парни молча зашли ко мне в душевую, разделись и…

Нет, они меня не изнасиловали. Они начали мыться. Поймите, я не "педро", и мне реально с непривычки было стыдно мыться с двумя посторонними парнями, которые трясут своими сосисками возле меня. Но это общага, сынок. И среди девочек происходила такая же фигня.

Там, в душевой, я познакомился с персонажем-долгожителем по кличке Камардин. Он был эдакий серый кардинал общаги: никогда не лез в разборки, но своего не упускал. Он первый сказал речь, которая нас, первокурсников, напрягла не по-детски. Он сказал: «Вы думаете, что крепко сдружились? Фиг вам. Думаете, друг за друга будете стоять? Фиг вам. После посвящения в студенты (конец сентября) среди вас появятся те, кто будет шестерить, бегать в магазин, будут те, кто будет безвозмездно занимать деньги, будут крысы (они уже появились), будут стукачи. И все это будет среди вас, молодых. Поэтому внимательно приглядитесь к тому, кто возле вас». Вы даже не представляете, до какой степени Камардин оказался прав. Этот чувак просто в воду глядел и все знал.

Вечером нас собрали в зале, где сидели воспитатели (звучит смешно, но там еще сидит психолог и социальный педагог. Все потому, что в общаге есть несовершеннолетние). Главный нацист-надзиратель Татьяна объявила, что впереди конец сентября, и будет посвящение в студенты – каждая группа должна приготовить сценку для выступления. Мероприятие называлось «Осенний бал», но, по факту, это и было посвящение.

Я сейчас напоминаю вам, что дело происходит в «Центре реабилитации инвалидов». Но даже в таком, казалось бы, депрессивном месте, шутят так, что «Камеди Клаб» и рядом не стоял. Шутят над всем, особенно над своими недугами. Вот и мы поставили сценку, где Кащея играл дистрофик, Царевну играла девушка, страдающая ожирением, а старый король был прикован к инвалидному креслу. Смерть Кащея в яйце. И Кащея били с размаха ногой по яйцам. Зал ревел от восторга и топал ногами. Другие группы жгли ничуть не хуже – победа досталась старшему курсу вполне заслуженно. Вытирая слезы от смеха, я впервые осознал, что люди, отворачивающие голову при виде калеки, просто понятия не имеют о том, что эти люди тоже умеют любить, умеют шутить и смеяться, они живее серой массы на улицах. Кстати, в этом же заведении учились отдельные группы местных ребят – полностью здоровых. Так что народу в учебном заведении была куча.

После «Осеннего бала» этим же вечером состоялась дискотека, по размаху веселья ничуть не уступавшая ночным клубам. Я впервые в жизни так отдыхал и так веселился. Кстати, именно там мы сдружились со старшим курсом. Наутро я всем объявил:

– Бродяги! У меня день рождения, короче, на носу! Надо бы отметить…

Я понимал, что в общаге огромная туча ребят, и у меня денег тупо не хватит, чтобы отметить это мероприятие. Решение нашлось само собой: «А давайте по сто рублей скинемся?» Вы скажете, что сто рублей – это мало? Но не в 2006 году. «Полторашка» свежего пива стоила 40 рублей, а проверенная водка от 56 рублей за бутылку. Вы понимаете, какие раньше были цены? Мать вашу, верните мне мой 2006/2007.

Короче, нас собралось вечером тридцать пять с лишним человек. И тут возник резонный вопрос:

– Господа, а где мы будем праздновать, собственно?

– А давайте в лесу?

Я напоминаю, что заведение находилось в лесополосе, и кругом был сосновый бор, стоящий на возвышенности. То есть, в лесу всегда было сухо, хоть попой на подстилку садись – не промокнет ничего. Зайти в лес мы зашли – было светло, а вот как выходить из леса по темноте – об этом отдельная мощная история.

Мы хорошенько затарились в магазине и ушли куда-то в лес, вроде, в сторону общаги. Трава сухая, погода супер, и мы вот прямо упали возле костра и давай пить, кушать и песни Цоя под гитару орать.

Тут внезапно стемнело, в коматозном состоянии ко мне подкатывает одногруппница (та самая, которая местная и здоровая, с которой я сейчас хапну горя). Она говорит:

– Ты мне нравишься, пошли в лес глубже?

Я, идиот, увожу ее за соседнюю сосну, пытаюсь поцеловать эту скотину. Но, как только мой рот приблизился к ее губам, эта сволочь изрыгает мощную струю блевотины. Хотите верьте, хотите нет, но я чудом ушел от струи, но вот этот запах желудочного сока не забуду никогда. Она упала в свою лужу. Я хотел ее поднять, но она была тяжелее меня… Я ронял и ронял ее обратно. Со стороны это походило на то, как я кота мордой тыкаю в то место, куда он нагадил… Я это делал не специально, поймите – я был пьян! Позади раздался голос:

– Собираемся, парни. Скоро общага закроется, надо возвращаться…

И тут я увидел, что мы не за соседней сосной стоим, а метров так за 20 от места пьянки (синька – зло). Ориентируясь на костер, я дошел до ребят и меня спрашивают:

– А где одногруппница-то?

– Ох, ты ж, блин! Потерял!

- И как теперь искать?

- Мужики, попробуйте принюхаться! Вот точно не ошибетесь!

Так оно и вышло, ее быстро нашли по запаху под сосной.

Вокруг окончательно стемнело. А мы же первокурсники, и лесной местности совсем не знаем. Ну, давай расходиться в общагу.

Начался спор: куда идти? Я тыкнул пальцем в небо и повел первую половину людей. Вторая половина уперлась рогами и уверяла, что выход из леса в другой стороне. Так и разошлись – кто куда. Надо сказать, что я удачно вывел людей из леса на трассу, но возникла проблема: одна девушка не могла самостоятельно идти, и ее подобрал психопат Пашиев, взял на руки и побежал… Прямо в канаву. Они упали. И я, идиот, подобрал девушку и пронес ее на два метра дальше, чем он, и упал в ту же канаву… Меня поднял Пашиев, и мы дошли до общаги. Все благополучно забыли про девушку. И тут я вспомнил:

– А где, собственно, барышня?

Пашиев заверил, что оставил ее в канаве. Ситуацию урезонил один хороший человек. Он сказал, что девушку уже принес лично в общагу, и она спит. Первая партия добралась успешно - Слава Богу!

А вот вторую половину людей, в которой была моя заблеванная одногруппница, выводил из леса Некит (толстый рубаха-парень). Они вышли вообще в противоположную сторону, к городскому вокзалу. Парни передали одногруппницу маме в руки и все, время вышло. Общага закрылась, парни понимают, что ночевать придется на улице. Спали сперва на вокзале, откуда их в час ночи выгнали, потом на лавках на улице.

Представьте, сентябрь месяц, ночью минус такой... Короче, где-то в четыре утра ходит прибалт Раймондс по территории вокзала и пьет ледяное пиво, мерзнет и сам себя проклинает, что со мной не пошел. Стало слишком холодно, и все толпой валят в первый ближайший подъезд. Заходят и падают к батарее (вы себе представьте ужасную картину – на полу в подъезде валяться у батареи). И тут открывается дверь квартиры, и там пожилая пара просто в шоке от того, что куча парней бомжует... И говорит старушка:

– Мальчики, может вы зайдете домой, на диванчике приютитесь в тепле до утра?

Прибалт так обрадовался этому предложению, что даже не поверил счастью.... И тут дурачок Некит громко говорит:

– Да не, спасибо, бабуль, у нас все нормально.

И бабуля закрывает дверь… Все, занавес. Прибалт чуть не умер от гнева. Так они и сидели до семи утра, пока общагу не открыли. Вернулись они помятые и встретили нас. Узнали, как я довел свою половину до общаги. Посмеялись все.

Наутро цыганской почтой мне приходит сообщение от Тоши, что вчера один чудик потерял пятьсот рублей в лесу, где мы бухали. Поэтому в обед тихонько сходим и поищем. Приходим в лес, а там весь вчерашний состав бегает и ищет купюру. И все понимают, до какой степени мы нелепо выглядим. Купюру так и не нашли. Но нашли много нетронутого пива. Нашему счастью не было предела – поисковая операция явно удалась.

Все шло хорошо, даже слишком, так бывает перед страшной бурей. Так и случилось: в будни я уехал домой по срочным делам, и вечером позвонил Лехе-рукопашнику, спросить, как, собственно, дела? Его ответ я принял за глупую шутку:

– Прибалт Раймондс ходит весь в синяках, глаза открыть не может. Его соседу по койке разбили все лицо, кстати, и твой сосед Ниндзя пострадал. Ему сломали нос, и теперь у него затекли оба глаза. Он похож на панду. И чуть не забыл… Твой сосед по койке Каспер испугался массовых побоев, забрал вечером документы и покинул заведение. Поздравляю, теперь вас двое.

– То есть как двое?

– Ну вот так. Каспер ушел, Ниндзя дома, в челюстно-лицевую хирургию направлен, в комнате живет только Тромб.

Я был в диком шоке. Нужно было срочно возвращаться обратно.

Не забудьте поставить лайк, или черкнуть пару слов про этот пост.

Подписывайтесь на канал, вас ждет Новая глава каждый день!

С уважением Паша Уральский.