Лихие девяностые

В девяностые годы я была маленькой и с подругами ходила гулять на улицу. Мы знали каждый кустик крыжовника, каждую яблоньку, даже каждую рябину. Мы ходили гулять не на площадку, а собирать. Все равно что - фрукты, ягоды или цветы. Однажды нашли мы целых два грушевых дерева - вот было счастье, наши семьи всю зиму потом ели грушевое варенье.

На дороге, по которой я шла из школы домой, рос (да он и сейчас есть) боярышник. Очень-очень вкусный боярышник. И сколько я себя помню, под этим боярышником всегда бродили толпы детей и старушек - подбирали ягоды. Дети собирали его потому, что он был вкусный, а старушки, потому что от сердца помогает. мы ели его прямо с земли (до ягод на ветках было не дотянуться) и никогда не мыли его - иначе он становился невкусным. Вся его ценность заключалась в том, что его можно было есть по дороге из школы домой и плеваться косточками в разные стороны. Ну, чтоб повсюду выросли такие же боярышники, конечно.

Прошли годы. Все мои друзья уже давно забыли про него, а я осталась ему верна - каждую осень я прихожу собирать ягоды. Только почему-то они стали никому кроме меня не нужны - вся земля усыпана ими, да и с земли собирать незачем - на нижних ветках они тоже не сорваны.


Под окном у меня растет алыча, которую раньше никто не видел спелой - чуть зеленые ее бока краснели, тут же ее обирали до последней ягоды дети. А в этом году она стоит вся обсыпанная спелыми плодами и никому эти плоды не нужны.


Вчера я навестила нашу грушу и заросли крыжовника вокруг нее - все груши валяются на земле, а ягоды крыжовника засохли на веточках - так их никто и не собрал. Во времена моего детства это было бы невозможно. Этот крыжовник съедался почти сразу после цветения.


А шиповник рядом со школой уже давно никто не ест, только я иногда сорву ягодку.


Жить стало лучше, жить стало веселей!